Автор Тема: Кто опаснее для России – глупый либерал или недалёкий патриот?  (Прочитано 1292 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн священник Сергий Карамышев

  • Сообщений: 98
    • Православный


Ещё совсем недавно мне казалось, что отличительной чертой либералов является глупость, вытекающая из их патологической ненависти к России и русскому народу – в отличие от патриотов, любящих свою Родину и народ. Но в последнее время невольно приходится пересматривать эту точку зрения. Нет, конечно, либералы не стали лучше и не поумнели. Зато как-то стремительно поглупели весьма многие патриоты, особенно – называющие себя православными. В ряде своих статей и на «Русской народной линии» (с которой я недавно прекратил своё сотрудничество), а именно – «Нескончаемый националистический лабиринт», «Любовь и проклятие – вещи несовместные», «Личная ответственность – или “среда заела”?», «Возможна ли большевизация монархизма?», и др., а также на нашем новом сайте «Державный путь», в статье «От сектантства – к сепаратизму», я уже затрагивал данную проблему, как и другие авторы «Державного пути» – священник Сергий Карамышев (статьи «От “двуглавого орла” – к двуглавому бройлеру» и «Националистическая ревизия русского Православия») и Александр Горбатов (в статье «Загнали себя в эмиграцию» и «Вот так и пилят с двух сторон»).
 
Но вот на РНЛ появилась очередная статья, заставляющая вновь высказаться о наболевшей проблеме. Я не стал бы обращать внимание на данную статью, если бы её автором не оказался известный православный патриот и русский писатель Владимир Крупин, с которым я лично хорошо знаком. Статья Владимира Крупина называется «Программы превращения детей в животных». Это – текст его доклада в Общественной палате, где Владимир Николаевич совершенно обоснованно волнуется по поводу тех деструктивных процессов, которые наблюдаются в нынешней системе школьного образования, и прежде всего – в области преподавания литературы. И я полностью разделяю его взволнованность. Но то, как он подаёт свой материал, вызывает у меня недоуменные вопросы. Начинает он свою статью с противопоставления уваровской триады «Православие, Самодержавие, Народность» всему советскому периоду и периоду современному. Звучит эффектно, но, простите, неумно и совершенно не исторично. По Крупину получается так, что весь дореволюционный период исчерпывался формулой графа Уварова, а весь советский период – идеологией большевизма и мифическим «коммунизмом», не говоря уже о современном этапе русской истории, для которого у Владимира Николаевича находится лишь два слова – «диктатура воровства». Ну, разве можно так безответственно и безграмотно рассуждать о важнейших исторических и смысловых проблемах?! – Ведь была же и есть реальная история, которая (иногда – к сожалению, а иногда – к счастью) не совпадает с официальными идеологическими установками! К сожалению, реальная жизнь дореволюционной России, мягко говоря, далеко не всегда соответствовала уваровской идеологии и слащавой псевдогармонической картине, нарисованной русским писателем Иваном Шмелёвым, которого весьма превозносит Владимир Крупин. В реальной дореволюционной российской жизни было очень много из того, что описано в романе Фёдора Михайловича Достоевского «Преступление и наказание». Может, поэтому Владимир Николаевич не очень жалует Фёдора Михайловича, полагая, что тот, в отличие от Шмелёва, был недостаточно «православен»? Ну а Куприна Крупин, видимо, вообще не хочет брать в расчёт. И я не знаю – известно ли Крупину, что количество официальных публичных домов в Петербурге и Москве во второй половине XIX и в начале XX веков – просто зашкаливало (они исчислялись сотнями). В публичных домах можно было вешать на стены иконы, но при этом нельзя было вешать портреты императора. Богатые проститутки даже заказывали себе молебны о здравии, и, по некоторым сведениям, даже находились священники, соглашавшиеся совершать такие требы чуть ли не там же, в самих блудилищах. И не этот ли нравственный релятивизм оказался одной из существенных причин краха дореволюционной России?.. Конечно, было и другое в русской жизни – духовное, героическое, прекрасное, и этого другого было если не больше, то уж точно не меньше. Но ведь к истории надо относиться честно, потому что иначе будешь выглядеть глупцом.
 
Что же касается советского периода русской истории, то он, к счастью, далеко не всегда совпадал с большевистской идеологией, и, помимо коммунистической мифологии, в реальной советской жизни было очень много позитивного, героического и красивого. Это была эпоха «Большого стиля» – как и дореволюционная. Сегодня никто не может отрицать того простого факта, что жизнь в советском обществе (особенно в сталинский период) в нравственном отношении была намного чище, чем в обществе дореволюционном. Публичные дома в советское время были запрещены – так же, впрочем, как и сегодня (исключая нелегальщину, которая была и есть всегда).
 
К сожалению, Владимира Николаевича, как и большинство православных монархистов, отличает стойкий, последовательный антисоветизм. И когда сегодня патетически говорят о необходимости примирения, условно говоря, «белых» и «красных», то меньше всего к такому примирению готовы как раз наши православные монархисты, уже договорившиеся до того, что Великую Отечественную войну выиграл царь Николай II, а Сталин – так просто, «погулять вышел». Где-то около года назад Владимир Крупин написал статью, в которой дал оценку Сталину, мало чем отличающуюся от либеральной. Я возмутился и хотел было опубликовать свой отклик, но меня отговорили, аргументируя это тем, что Владимир Николаевич – наш, «свойский», русский… Позже я подошёл лично к Владимиру Николаевичу Крупину и спросил – как так получилось, что его оценка советского периода и товарища Сталина практически совпала с либеральной. Крупин стал оправдываться, что, дескать, это произошло случайно, из-за спешки, и что он обязательно учтёт мою критику. – И что же? – Ничего он не учёл, а в разговоре со мной – просто, по-деревенски, «прихеривался» (дурку валял). И последняя его статья – яркое тому подтверждение.
 
А теперь подробнее поговорим о критике Крупиным преподавания литературы в школе и ещё о некоторых его выводах, касающихся не только литературы. Вот, он пишет: «Большевики сделали из Пушкина революционера, – пора в школе говорить о нём, как о православном гении». Ну, что это за рассуждение? – Да, в советской школе пытались идеологически «притягивать» Пушкина. Но ведь из этого ничего не вышло! А о том, что именно при советской власти и благодаря лично Сталину Александр Сергеевич стал действительно мировой величиной, равной в мировом общественном сознании Шекспиру и Данте, Крупин и вспоминать не желает. До революции массовое отношение к Пушкину было совсем не таким, как при советской власти. Именно в советский период Александр Сергеевич стал воистину и реально народным поэтом. Вместе с тем, называть Пушкина «православным гением» – то есть, сводить его творчество к некой конфессиональности – тоже неверно. Это, как бы сие ни казалось кому-то странным, говоря словами Фёдора Михайловича Достоевского, «сужение» нашего величайшего поэта. Пушкин как явление культуры – русский и мировой гений. Вот это – правильно. А рассуждения Крупина о Катерине из «Грозы» Островского меня просто повергло в культурный шок. Он пишет: «Гибель Катерины в “Грозе” не протест против “тёмного царства”, а глубочайший стыд за свершённый позор прелюбодеяния, за осквернение брачного венца». Но если всё так по-протестантски и по-старообрядчески просто – то зачем нужно было великому драматургу огород-то городить? Написал бы просто (в духе протестантских самодовольных пастырей, которых замечательно изобразил в своих художественных фильмах Ларс фон Триер): «Она была грешницей и пошла в ад». И всё. Вероятно, в таком же духе Крупин оценивает и самоубийство Анны Карениной… Не хотел бы я, знаете ли, чтобы школьным учителем по литературе у моих детей и внуков был человек с литературными вкусами Владимира Николаевича. Неужели сам Крупин не видит, что его оценка Катерины психологически и нравственно ничем не отличается от идеологической однобокости советской критики, которая, вслед за позитивистом Добролюбовым, усматривала в самоубийстве Катерины протест против «тёмного царства»? По Крупину же получается, что самая положительная героиня пьесы – Кабаниха, а реальная трагическая судьба женщины во всей её сложнейшей антиномии – вообще не рассматривается. Пусть не обижается на меня Владимир Николаевич, но его мышление – чисто «партийное» (как говорится, «те же уши, вид сбоку»).
 
Крупин утверждает, что в современной школе убивается русская литература, что она изгоняется из школы. Но ведь это – не совсем так. Проблема – есть. Хотелось бы, чтобы русская литературная классика преподавалась в школе в большем объёме. Но утверждать, что она «изгоняется» – это передёргивание. Опровергается это очень легко. Достаточно посмотреть программу по литературе в 11 классе. Раздел «Серебряный век: лики модернизма». Авторы – В. Брюсов, К. Бальмонт, А. Белый, Н. Гумилёв, Велимир Хлебников, Л. Андреев. Отдельные главы раздела посвящены А. Блоку, И. Бунину, М. Горькому. Далее раздел: «Советский век: две русские литературы или одна?» Авторы – Е. Замятин, И. Бабель, М. Зощенко, В. Набоков. Отдельные главы раздела посвящены поэтам В. Маяковскому, С. Есенину, О. Мандельштаму, А. Ахматовой, М. Цветаевой, Б. Пастернаку и прозаикам М. Шолохову, М. Булгакову, А. Платонову. Раздел «Советский век: на разных этажах». Отдельные главы раздела посвящены следующим авторам: прозаики А. Солженицын, В. Шукшин, Ю. Трифонов, С.Довлатов, А. Вампилов и поэты А. Твардовский, Н. Рубцов, В. Высоцкий, И. Бродский. В отличие от Крупина я не считаю, что эта программа имеет какие-либо русофобские черты. Конечно, лично я в ней кое-что поменял бы – кого-то убрал бы, а кого-то добавил. Но могу сказать определённо, что если бы мне в советское время предложили в 9-10 классах такую программу, то я был бы счастлив. А по сравнению с «лихими девяностыми», когда в школах вообще отменялись какие-либо программы и зачастую царил полный произвол в преподавании литературы и истории, данная программа представляет собой значительный позитивный шаг вперёд, чего совершенно не желает признать уважаемый В. Н. Крупин.
 
И вот ещё одна фраза Крупина, которую я никак не могу назвать умной: «Тредиаковский, вручая Императрице Екатерине свою оду, заметил: “Царствованию великого Августа потребен Гораций”. Но если сейчас в Горациях – Пелевин, то кто тогда Путин?». Здесь надо заметить, что Тредиаковский никогда не был звездой первой величины. Равно как и Пелевин. И зачем понадобилось Владимиру Крупину задевать Владимира Путина? – Никак не пойму. А вот как Владимир Николаевич объясняет изучение российской дворянской элитой иностранных языков: «А языки въехали в Россию через дворян, чтобы им скрывать свои разговоры от дворни, вот и весь секрет офранцуживания». Если бы подобную ахинею сказал какой-нибудь Демьян Бедный, то удивляться было бы нечему. Чего же ещё ожидать от большевистских ниспровергателей «старого мира»?! Но ведь эту ахинею произносит православный человек и русский писатель, который вроде как полностью не приемлет большевизм и советскую эпоху! И ещё один «перл» из крупинской статьи: «Когда Россия благоденствовала? – Когда в ней усиливалась молитва. Царь Фёдор Иоаннович больше молился, чем занимался государственными делами, и при нём Россия процветала…». То есть, по Крупину выходит, что чем больше высший руководитель государства молится и чем, соответственно, меньше занимается своей главной работой (т.е. руководством государством, на которое поставлен Богом) – тем лучше для страны? И с чего это Владимир Крупин взял, что при Фёдоре Иоанновиче Россия как-то особенно процветала?..
 
В общем, грустное впечатление оставила у меня статья Владимира Крупина. И остаётся без ответа важнейший вопрос: кто сегодня более опасен для России – глупый либерал или недалёкий патриот?
 
Священник Александр Шумский

Источник: http://xn----7sbggfgx5aud3al4hta.xn--p1ai/post/282/

Оффлайн Vladimir Gennadevich

  • Сообщений: 2802
    • Православный
Вместе с тем, называть Пушкина «православным гением» – то есть, сводить его творчество к некой конфессиональности – тоже неверно. Это, как бы сие ни казалось кому-то странным, говоря словами Фёдора Михайловича Достоевского, «сужение» нашего величайшего поэта. Пушкин как явление культуры – русский и мировой гений. Вот это – правильно.
Ну, у Пушкина сложное отношение к православию было.

Оффлайн Алексей сын Николая

  • Сообщений: 27362
    • Православный
Готов согласиться что патриот с заносами опасней. Допустим Проханова глупым назвать язык не поворачивается, но что он порой несёт с экрана слушать не возможно. Договорился он до того что оправдывал северокорейский государственный строй.
« Последнее редактирование: 06.04.2019, 06:17:00 от Алексей сын Николая »

 

Пожертвования на работу форума "Православное кафе 'Миссионер'"
можно отправлять по приведенным ниже реквизитам"

R412396415730
E210633234893
Z101437155470

41001985760841



Рейтинг@Mail.ru