Автор Тема: Националистическая ревизия русского Православия  (Прочитано 859 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн священник Сергий Карамышев

  • Сообщений: 92
    • Православный


Недалекий человек с Дальнего Востока Игорь Романов стилизацией своих публицистических текстов под фольклорный былинный жанр (через довольно-таки ходульное использование инверсий, метафор, иносказаний и прочих фигур речи) добивается внедрения в массовое сознание определенного набора политических тезисов. Его творчество – широкая провокация против русского православного сознания. Цель – внести в него масштабные изменения и приучить к повиновению ряду постоянно им воспроизводимых словесных штампов. Его опыты можно рассматривать как одну из разновидностей нейролингвистического программирования.
 
Ради названной цели можно вдруг говорить вдохновенно-отрывисто, подражая древним пророкам. Ради этого можно сыпать предсказаниями, облекая их в загадочную форму. Ради этого можно перемежать свои «откровения» с молитвами с целью повысить статус первых.
 
Видать, указанными «откровениями» вдохновился главный редактор РНЛ Анатолий Степанов. Что же его побудило опубликовать с опережением статью, предназначенную для пасхального номера журнала «Берег России», который как раз издает Игорь Романов? Возможно, статья отца Александра Шумского «От сектантства – к сепаратизму»http://xn----7sbggfgx5aud3al4hta.xn--p1ai/post/266/, где подвергнут критическому анализу вновь выдвинутый дальневосточными сепаратистами лозунг «Владивосток – Новый Константинополь».
 
В статье «Россия – часть нашей православной веры»http://ruskline.ru/news_rl/2019/03/29/rossiya_chast_nashej_pravoslavnoj_very/, на наш взгляд, предпринята попытка националистической ревизии русского Православия. Тогда как из Игоря Романова сыплются, точно из рога изобилия, метафоры, сравнения, новые «молитвословия», Анатолий Степанов решил все эти перлы обобщить и выстроить в систему.
 
Для обоснования своих взглядов, своего нового учения Степанов пользуется русской классической поэзией. Естественно, когда искусство пытаются грубо заставить служить каким-то своим идеологическим схемам, художники и поэты, наверное, в гробах ворочаются. Но что до того Степанову? «Благая» цель оправдает любые средства.
 
Итак, он берет гениальное четверостишье Тютчева:

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать -
В Россию можно только верить.
 
И начинает, что называется, на полном серьезе выводить новый догмат православного вероучения. Если Тютчев говорит «В Россию можно только верить», противопоставляя это слово измерению и пониманию, то есть различным видам рационального познания; Степанов переворачивает его слова так, что получается: «В Россию должно верить» в религиозном смысле этого слова. И тут же приводит доказательства рационального порядка в пользу своего нового догмата.
 
Кто-нибудь скажет: да что я к словам так придираюсь? Вовсе не собирался Анатолий Степанов возводить веру в Россию на степень религиозного догмата. Однако вслушаемся в аргументацию: «Национализмом и язычеством пахло бы, если б кто-нибудь призывал верить в какую-нибудь Японию или Данию. Ничего не имею против Японии и Дании, против японской и датской культуры, только они не могут быть предметом веры, как, впрочем, и любая другая страна, кроме России. А потому верить в эти страны - верный признак национализма». Аргументация – просто блеск! Но оставим ее пока в стороне.
 
После указанного пояснения должно быть ясно, что речь идет о религиозной вере. А ведь слово «вера» со своими производными употребляется нами и в нерелигиозном смысле. Например: «Мы верим в этого спортсмена», «Мы верим в нашу сборную», «Мы верим, что наши вооруженные силы не подведут в критической ситуации», «Мы верим в победу». Никто не может запретить в этом смысле верить датчанам в Данию, а японцам – в Японию.
 
Не в этом ли именно (нерелигиозном) смысле употребил слово «верить» в процитированном четверостишье великий Тютчев? А невежественные люди приписали ему религиозное поклонение России.
 
Возникает естественный вопрос: как будет выглядеть новый догмат веры в Россию? Может быть, в качестве добавления к Символу веры? После слов «Верую… во едину святую соборную и апостольскую Церковь» можно было бы добавить «Верую… в Россию как в Катехона и Третий Рим». Вот беда только: святые отцы Второго Вселенского Собора произнесли анафему на всякого, кто хоть слово или добавит к Символу, или убавит от него. Так паписты уже поплатились за свое Filioqe.
 
Анатолий Степанов возводит Россию и русский народ на какое-то исключительное место, не иначе подражая Бараку Обаме, который любил говорить об исключительности американской нации. Это совпадение далеко не случайно. Вера в Америку, ее мессианское предназначение – как раз ближе к религиозному пониманию этого слова. Или вера в Израиль как исключительный народ. Вот с какими странами и народами следовало сравнивать, дабы вывести какие-то новые смыслы. А то взялся сравнивать Россию с Японией и с Данией.
 
Кто запретит прочим православным народам составлять свои национальные символы веры вслед за романовско-степановским? Например: «Верую… в Украину как в Катехон и Четвертый Рим», «Верую… в Черногорию как в Катехон», «Верую в Грузию как в Катехон» и т.д.
 
Кому это на руку? Силам, желающим раздробить Православие на кучку взаимно обиженных этносов, чтобы расправиться с ними поодиночке. И стоит за романовско-степановскими потугами махровый и дремучий национализм. Главным бенефициаром окажется Вселенский патриархат, если все поместные Церкви будут заражены этнофилетизмом, возведя свои национальности в догмат веры.
 
Следующая беда заключается в том, что национализм не остановится на половине дороги. Если дать ему в рот палец, он отхватит всю руку. Он, подражая Израилю, восстанет против Бога. Поползновения в указанном направлении можно видеть уже сейчас. Так Игорь Романов предлагает, среди прочих сочиненных им молитвословий, которые только разлагают традиционное религиозное сознание православных людей, такое: «Да воскреснет Русь, и расточатся враги её». Он «всего-навсего» заменил слово «Бог» на слово «Русь» в псалме 67-м и в молитве Животворящему Кресту. Национальность поставлена на место Бога. Следующим этапом будет национальность вместо Бога. А в конце начертанного пути мы уже будем иметь национальность – коллективный антихрист.
 
Цитируемый Степановым праведный Иоанн Кронштадтский говорил: «Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие Престола Господня!» Разница в том, что праведный отец Иоанн призывал к пониманию определенной истины, призывал русских людей соответствовать высокому предназначению России, но не призывал сочинять новые догматы.
 
На что еще стоит обратить внимание в статье Анатолия Степанова? Множество раз им в разных вариациях произнесено «Третий Рим», однако ни разу не упомянута Москва. То Русь, то Россия. А ведь старец Филофей, когда Русь собиралась вокруг Москвы, имел в виду именно этот город, как новый центр самодержавного царства – защитника Православия.
 
Так провозглашаемая вера в Россию без указания ее центра будет возбуждать не только национализм, противостоящий Православию и самодержавию (с единым неизменным политическим и духовным центром), но и сепаратизм.
 
Тщательное избегание Степановым в своей предназначенной для публикации в дальневосточном журнале статьи названия Москвы вряд ли случайно. Он, как и Романов, неоднократно в последнее время высказывал недовольство властью Москвы. Возможно, ими Третий Рим представляется каким-то блуждающим центром: сегодня – во Владивостоке, завтра – в Екатеринбурге, послезавтра – в Краснодаре и т.д. Однако преподобный Филофей не имел в виду других центров, как и святитель Петр, перенесший в Москву первосвятительскую кафедру. Размывая значение Москвы, эти деятели совершают диверсию против самосознания русского народа. Они подражают древнему Израилю, который противопоставил священному Иерусалиму Самарию в качестве новой столицы. Результаты той диверсии были печальны: Израиль, отделившись от Иерусалима, просто перестал существовать. Сохранилась лишь Иудея.
 
Так под видом утверждения веры в Россию, возбуждаются на окраинах сепаратистские настроения. Послушаем: «Сегодня на дальневосточной окраине русский мир соприкасается с чужими мирами, испытывает натиск инородцев, проверяется на прочность. Отсутствие политической воли в центре тут аукается стократ. Ослабление центра оборачивается разрухой, как было в лихие 90-е. Но и рассвет тут начинается раньше.  Дальняя Россия будит центр. Пробудит ли?» - вопрошает Анатолий Степанов. Почему мы должны верить на слово, будто «Дальняя Россия» служит для центра примером бодрствования и бдительности?  Да, там развернуто широкое строительство. Но на чьи средства? Не из федерального ли бюджета? Так стоит ли плевать в руку, которая тебя кормит?
 
Сепаратизм всегда начинается, во-первых, с гордыни: «Владивосток – Новый Константинополь», а во-вторых, с неблагодарности. Москва приняла в XV веке название Третьего Рима как крест, а не как привилегию. Крест быть защитницей Православия. Москва отложилась от Константинополя в плане религиозном лишь после его измены Православию, а провозгласила себя царством лишь после завоевания Константинополя турками. Но разве сейчас Москва изменяет Православию или разве её кто-то уже завоевал?
 
За безответственными заявления Романова, Степанова и прочей компании стоят лишь дешевые понты да сиюминутный политический интерес. Какой интерес? Например, использовать недовольство части граждан мигрантами. Выхода не предусматривается. Зачем? Недовольство ценно само по себе.
 
Что может названная компания предложить для налаживания мирных с ними отношений? Учение об исключительности России, об исключительности русских. Это, видите ли, единственная под солнцем страна, в которую можно и должно по-настоящему верить. Все остальные – неизмеримо ниже.
 
Если это новое учение способно накалить межнациональные отношения в русских регионах, что оно принесет в регионы, преимущественно нерусские? Не взрыв ли национального сепаратизма?
 
Не думаю, что Романов со Степановым ставят целью развал страны, забрасывая в общественное сознание свои информационные вирусы о религиозной вере в Россию. Да только кому от этого легче? Все, кто призывал к ревизии учения Церкви даже ради самых благих целей, кончали плохо. Отличительная особенность таких людей – отсутствие веры в Церковь как «столп и утверждение истины», отсутствие в конечном итоге страха Божия.
 
Вы уж, господа, определитесь. Если вы консерваторы, как сами себя именуете, то бросьте ваши в полном смысле слова преступные поползновения. Или продолжайте, но тогда впредь именуйте себя авангардом новой русской революции – в Церкви и государстве.
 
Священник Сергий Карамышев
 

 

Пожертвования на работу форума "Православное кафе 'Миссионер'"
можно отправлять по приведенным ниже реквизитам"

R412396415730
E210633234893
Z101437155470

41001985760841



Рейтинг@Mail.ru