Автор Тема: Интересная работа по истории комитета партийного контроля  (Прочитано 1984 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Алексей Давыдов

  • Модератор
  • *
  • Сообщений: 26148
    • Православный
Большинство случаев нецелевого расходования государственных и партийных средств имели выраженную корыстную составляющую: распространенной была схема, когда средства, выделяемые на строительство или ремонт административных зданий, фактически тратились на строительство домов отдыха, дач, ремонт служебных квартир. Наказания по таким делам были достаточно безобидными для их фигурантов. Руководители Мособлисполкома в течение ряда лет (1945-1948 гг.), получая средства из областного бюджета, предназначенные на мероприятия по борьбе с туберкулезом, незаконно расходовали их на свой дом отдыха. Как удалось установить КПК, «для того, чтобы скрыть факт незаконного расходования государственных средств не по назначению, этот дом отдыха решением Мособлисполкома<…> был назван санаторием специального назначения». Как показала проверка, в отчетных данных все расходы оформлялись как затраченные на содержание и лечение туберкулезных больных. Всего, таким образом, было «незаконно израсходовано» (по сути — украдено) свыше 2 млн. руб. Фигуранты этого дела получили в КПК выговоры с занесением в учётную карточку и не были привлечены к уголовной ответственности.

Онлайн Михаил 1961

  • Сообщений: 2876
    • Кальвинист
Большинство случаев нецелевого расходования государственных и партийных средств имели выраженную корыстную составляющую: распространенной была схема, когда средства, выделяемые на строительство или ремонт административных зданий, фактически тратились на строительство домов отдыха, дач, ремонт служебных квартир. Наказания по таким делам были достаточно безобидными для их фигурантов. Руководители Мособлисполкома в течение ряда лет (1945-1948 гг.), получая средства из областного бюджета, предназначенные на мероприятия по борьбе с туберкулезом, незаконно расходовали их на свой дом отдыха. Как удалось установить КПК, «для того, чтобы скрыть факт незаконного расходования государственных средств не по назначению, этот дом отдыха решением Мособлисполкома<…> был назван санаторием специального назначения». Как показала проверка, в отчетных данных все расходы оформлялись как затраченные на содержание и лечение туберкулезных больных. Всего, таким образом, было «незаконно израсходовано» (по сути — украдено) свыше 2 млн. руб. Фигуранты этого дела получили в КПК выговоры с занесением в учётную карточку и не были привлечены к уголовной ответственности.
Складывается впечатление что руководящий аппарат партии последовательно двигался к идеи приватизации «народной» собственности (хотя в материалах дел этого конечно нет).

Оффлайн Алексей Давыдов

  • Модератор
  • *
  • Сообщений: 26148
    • Православный
Складывается впечатление что руководящий аппарат партии последовательно двигался к идеи приватизации «народной» собственности (хотя в материалах дел этого конечно нет).
Так а для чего ещё власть-то нужна? Ну в самом деле, не для того же, чтобы вознаграждать пролетариев по труду.

Оффлайн Алексей Давыдов

  • Модератор
  • *
  • Сообщений: 26148
    • Православный
Сравнительно мягко наказывались КПК случаи нецелевого расходования средств фонда директора предприятия и фонда социалистического соревнования. Постановлением СНК СССР от 4.12.1942 г. № 1931 (затем Постановлением Совета Министров СССР № 2057 от 13.09.1946 г.) устанавливался порядок премирования предприятий — победителей во Всесоюзном социалистическом соревновании.
...
Полученные  премиальные  средства  можно  было  тратить  только определенным образом. Так, из сумм, направленных на индивидуальное премирование, не менее 50% должно было уходить на премии рабочим. Средства, выделяемые  из  фондов  премирования  на  улучшение  культурно-бытового обслуживания и жилищные нужды, нельзя было использовать «на какие-либо другие цели, кроме жилищного и бытового строительства, приобретение инвентаря для детских садов, детских яслей, пионерлагерей и рабочих общежитий, а также оборудования и ремонта клубов, красных уголков, рабочих столовых, приобретение культинвентаря для общежитий и литературы для заводских библиотек». Однако премии зачастую распределялись с нарушением требований. 29 октября 1942 г. Н.М. Шверник (в то время председатель Совета Национальностей Верховного Совета СССР) в записке В.М. Молотову сообщал о фактах неверной траты премиальных средств: «При проверке выдачи премий на ряде предприятий выяснилось, что большая часть средств, отпускаемых на индивидуальное премирование, расходуется на премирование инженерно-технических работников и работников заводоуправления и меньшая часть — на премирование рабочих».
Госконтроль во время проверок выявлял, что на большинстве предприятий средства, выделяемые из фонда премирования на улучшение культурно-бытового обслуживания и на жилищные нужды, как правило, использовались не по прямому назначению: на устройство вечеров, посещение театров и т.п.
КПК расследовала аналогичные случаи. За счёт фонда соцсоревнования оплачивали банкеты, покупали сервизы, мебель, картины. Так, только на одном предприятии было израсходовано на приобретение ковров 105.709 руб. Ковры забрали к себе на квартиры руководящие работники завода. На одном из заводов Министерства вооружения СССР на «премирование рабочих в 1948 г. расходовалось только 37 % выделенных средств, вместо полагающихся 50%». На одном из крупнейших вагоностроительных заводов за 11 месяцев 1948 г. из полученных премиальных средств в размере 1миллиона 216 тыс. руб. рабочим было выдано меньше на 172 тыс. руб., чем инженерно-техническим работникам и служащим. «Как правило, — писала в записке помощник члена Партколлегии КПК О. Борисова, — рабочие получали премии в размере 12-30 рублей, а руководящий состав от 2 тысяч рублей и более».

Оффлайн Алексей Давыдов

  • Модератор
  • *
  • Сообщений: 26148
    • Православный
Та же ситуация обстояла с расходованием средств фондов директоров промышленных предприятий. Постановлением Совета Министров СССР от 5 декабря 1945 г. № 2607 учреждался фонд директора 4 . Источником фонда была прибыль предприятия или экономия от снижения себестоимости продукции. В зависимости от отрасли в фонд при перевыполнении программы отчислялись от 25 до 50 % суммы сверхплановой прибыли или экономии; при выполнении программы в пределах запланированных показателей в фонд также делались отчисления, но в меньшем проценте. Министр финансов СССР А.Г. Зверев оценивал фонд директора как эффективный инструмент стимулирования производства.
...
Средства директорского фонда не всегда тратились по назначению. Обратимся к постановлению Бюро КПК от 9 января 1951 г. (Пр. 177 п. 1с.) «О неправильном поведении бывшего директора Т<…> текстильного комбината Министерства легкой промышленности СССР т. А<…>»: «За последние три года, —писал ответственный контролер КПК К.П. Вахтин, — в фонд директора было начислено 10.200 тыс. рублей. Согласно положению, из них на расширение производства, на строительство и ремонт жилого фонда следовало израсходовать 4.629 тыс. рублей, на самом же деле на эти цели израсходовано только 2.503 тыс. рублей, а остальные 2.126 тыс. рублей т. А<…> незаконно были израсходованы на покрытие расходов подсобного хозяйства, приобретение мягкой мебели, чайных и столовых сервизов и на другие хозяйственные цели <…> В то время, когда в общежитиях рабочих отсутствуют элементарные бытовые условия, отсутствуют чайники, бачки для питьевой воды, нет кладовых для хранения личных вещей, тумбочек, шкафов, табуреток, столов, постельных принадлежностей, т. А<…> не принял мер к устранению этих недостатков и средства из директорского фонда направил на покупку дорогостоящей мебели, чайных и столовых сервизов, для оборудования кабинетов и квартир руководящих работников, незаконно истратив на это 267 тыс. рублей, а на оборудование общежитий затрачено только 75 тыс. рублей. Согласно постановлению Совета Министров ССР, материальная помощь из директорского фонда должна выдаваться только рабочим. А<…> вопреки этому постановлению, в порядке единовременной помощи за три последних года незаконно выдал из директорского фонда 493 тыс. руководящим работникам комбината и инженерно-техническим работникам<…> т. А<…> сам получил из директорского фонда в виде единовременной помощи 16.650 рублей. В то же время рабочим выдано из этого фонда 360 тыс. рублей».
Таким образом, согласно выводам КПК, только по одному предприятию размер нецелевых трат составил более 2 миллионов рублей. Наказание было опять же достаточно мягким. Бывшему директору (на момент вынесения постановления он был одним из заместителей Министра легкой промышленности СССР) указали на допущенные им ошибки.

Онлайн Михаил 1961

  • Сообщений: 2876
    • Кальвинист
Так а для чего ещё власть-то нужна? Ну в самом деле, не для того же, чтобы вознаграждать пролетариев по труду.
Ага  :D
Но, тем не менее, шло это явно по нарастающей

Оффлайн Алексей Давыдов

  • Модератор
  • *
  • Сообщений: 26148
    • Православный
Фонд КПК содержит большой комплекс документов о злоупотреблениях во время проведения денежной реформы в декабре 1947 г. Изучение этих материалов позволяет определить четыре наиболее типичные схемы таких злоупотреблений:
1) конвертация наличных денежных средств в товары, в том числе путем изъятия и сокрытия товаров из торговой сети: вносились задним числом «старые» личные денежные средства, сокрытые товары продавались на «новые» деньги, «новые» деньги присваивались;
2) оплата налогов, сборов, займов, иных финансовых обязательств старыми денежными знаками;
3)  оформлении  банковских  вкладов  задними  числами:  учитывая установленное ограничение по вкладам в 3 тыс. рублей для переоценки 1 к 1, вклады
разбивались, оформлялись на родственников и подставных лиц;
4) текущие и расчетные счета организаций использовались для укрытия денежных сумм отдельных лиц, которым затем незаконно производился с этих счетов возврат денег новыми деньгами по соотношению 1 к 1.
...
Ответственные работники разглашали государственную тайну родственникам и знакомым... «Правление Государственного банка, зная о приеме денег через вечерние кассы, после объявления по радио о денежной реформе, мер по прекращению этих операций не приняло», — писал главный контролёр МГК СССР по Госбанку К. Данилов в секретной служебной записке. Некоторые отделения банка работали всю ночь до 3-5 утра 15 декабря. Вклады оформлялись задними числами. Объем полученных 14 декабря вкладов значительно превышал дневные нормы.
Материалы КПК содержат данные о злоупотреблениях работников партийных организаций, высших органов государственной власти, судов, прокуратур, органов государственной безопасности. «В целях сохранения личных средств от переоценки, — писал ответственный контролёр КПК А.И. Кузнецов, — после опубликования постановления о реформе, руководящие работники аппарата Верховного Совета РСФСР получили со склада и из столовой в большом количестве продукты, промышленные товары и внесли числившуюся за ними задолженность <…> проявили себя обывателями, которым личные интересы оказались дороже интересов государства».
В архивном фонде КПК сохранилась записка заведующего отделом партийной информации Управления по проверке партийных органов ЦК ВКП(б) И. Позднякова от 30 марта 1948 г., которая даёт представление о масштабах декабрьских злоупотреблений. Только «по далеко неполным данным, — писал Поздняков, — в 40 областях, краях и республиках нарушили Закон о проведении денежной реформы 145 секретарей райкомов и горкомов партии; по 30 областям, краям и республикам — 50 председателей райисполкомов и горисполкомов и 65 начальников городских и районных отделов МГБ и МВД. По сообщению с мест в настоящее время уже привлечено к судебной ответственности за нарушение Закона о денежной реформе в 26 областях, краях и республиках свыше 2 тысяч человек. В 19 областях, краях и республиках незаконно внесено денег в сберегательные кассы и госбанки свыше 40 млн. рублей».
Но эти цифры, по-видимому, имеют лишь предварительный характер. Министр внутренних дел СССР С.Н. Круглов в своей записке (май 1948, гриф «совершенно секретно») докладывал И.В. Сталину: «За время с 16 декабря 1947 г. по 1 мая 1948 г. органами МВД было выявлено <…> незаконных вкладов в сберегательные кассы и отделения Госбанка на 101.504 500 рублей. Об этих преступлениях возбуждено 9.975 дел, по которым привлечено к ответственности 19.551 человек. В числе привлеченных 4.401 членов и кандидатов в члены ВКП(б)».
Таким образом, среди осужденных по «декабрьскому» делу доля коммунистов и кандидатов в члены ВКП(б) составляла 22,5 %. При этом, надо полагать, в действительности этот процент был выше, поскольку далеко не все случаи, в которых фигурировали номенклатурные работники, доходили до суда. Согласно документам КПК, большинство таких дел заканчивалось партийными взысканиями без передачи материалов следственным органам. К уголовной же ответственности привлекали исполнителей —банковских служащих.
Показательно дело о злоупотреблениях, допущенных во время денежной реформы, руководящими работниками одного из крупнейших городов Урала. Заведующая сберкассой Ш. по указанию управляющего областной конторой Госбанка К. 15 декабря 1947 г. приняла деньги от председателя горисполкома Ж. и других руководящих работников города, оформив вклады задним числом. Ж. и К. постановлением Бюро КПК от 21 апреля 1948 г. получили строгий выговор с занесением в учетную карточку, а заведующая сберкассой была исключена из партии и осуждена к 10 годам лишения свободы. Хотя она действовала по указанию своего руководителя.

Оффлайн Алексей Давыдов

  • Модератор
  • *
  • Сообщений: 26148
    • Православный
Наконец и о самой главной советской традиции:

Зачастую  именно  нереальность  и  неподъемность  производственной программы заставляло руководителей предприятий заниматься приписками к государственной  отчетности  по  выполнению  производственного  плана. Рассматривались  ли  приписки  как  уголовное  преступление?  В  статье, опубликованной в журнале прокуратуры СССР «Социалистическая законность», приписки к государственной отчетности трактовались как хищения, поскольку были связаны с расхищением материалов и продукции, либо с незаконным получением премий. Однако на практике органы прокуратуры вариативно решали вопрос о
квалификации.
Протоколы Бюро КПК содержат данные о формах и способах приписок, доходивших в некоторых случаях до 70 %. Приписывалось количество выпущенной продукции в натуре. Систематически выписывались фиктивные накладные на якобы готовую продукцию, а чтобы скрыть недостаток на склад направлялись бракованные изделия. На одном из заводов Министерства машиностроения и приборостроения СССР составили фиктивные акты о списании на военные потери машин и деталей на сумму свыше 9,9 млн. рублей, впоследствии же детали и машины показывались в отчетности как вновь изготовленные. Директор этого завода постановлением Бюро КПК от 24 ноября 1949 г. был исключен из партии, собранные на него материалы переданы в Прокуратуру СССР.
Другой формой приписок было включение в валовой выпуск продукции необработанного сырья. Директор одного из заводов Министерства промышленности средств связи СССР допустил искусственное завышение выполнения плана заводом за счет увеличения незавершенного производства. Как сообщала в марте 1951 г. ответственный контролер Петрова, по указанию директора «цехом № 5 29 июня 1949 г. было получено по дополнительному лимиту со склада завода 6000 кг. медного порошка на сумму 167,5 тыс. руб. (при среднемесячной потребности всего в 7-8 тонн) и 30 августа 1949 г. получено 850 кг. олова на сумму 118,6 тыс. руб. (при среднемесячной потребности всего 800-900 кг. олова)<…> Данное сырье без какой-либо обработки было включено в валовый выпуск продукции. В результате такой незаконной операции показатели выполнения плана заводом за июнь и август 1949 г. были увеличены на сумму 286,1 тыс. руб.».
Использовались такие схемы, как приписки к отчетам неплановых заказов, которые не относились к основной деятельности предприятия. Так, на Киевском военно-механическом заводе в 1949 г. доля таких внеплановых работ составляла 11,9 % к общему объему В других случаях в годовую отчетность о выполнении плана включались работы по капитальному строительству, пошиву спецодежды и т.п.
Приписки не всегда были признаком хозяйственной неэффективности или корыстного  умысла.  Во-первых,  спускаемые  «сверху»  планы  могли  не соответствовать производственной мощности. Например, в одном из случаев КПК было  установлено,  что  на  приписки  директора  предприятия  толкнуло единовременное повышение планового выпуска изделий сразу на 300%. Во-вторых, план мог не выполняться из-за не(до)поставки необходимых материалов.

Оффлайн Алексей Давыдов

  • Модератор
  • *
  • Сообщений: 26148
    • Православный
Погоня за выполнением не всегда сбалансированного плана, штурмовщина имели своим следствием нарушение технологий, брак. Показательный случай произошел на одном из заводов Министерства нефтяной промышленности СССР: директор бросил сырье на переработку в мазут без извлечения из него бензина, пытаясь нагнать план по выпуску более дешевого и низкокачественного топлива. В результате, как отмечалось в постановлении Бюро КПК от 7 января 1948 г., государству «был нанесен убыток более полмиллиона рублей». Директор получил строгий выговор с занесением в учетную карточку.

Для справки - полмиллиона рублей того времени примерно соответствуют 34 миллионам рублей 2018 года (по средним зарплатам - 33 857 и 539 рублей соответственно).
« Последнее редактирование: 08.04.2019, 12:59:59 от Алексей Давыдов »

Оффлайн Алексей Давыдов

  • Модератор
  • *
  • Сообщений: 26148
    • Православный
По-видимому, разумный руководитель-хозяйственник, столкнувшись с нехваткой материалов, должен был выбрать свою стратегию поведения (или их комбинации):
1) остановить производство, ждать материалы (оборудование), а потом попытаться нагнать план;
2) приписать неизготовленную продукцию, подделав отчетность;
3) получить материалы нелегально.
Первая стратегия наиболее опасна, поскольку могла быть квалифицирована по статье 58.7 УК РСФСР (или соответствующим статьям УК союзных республик) «Подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы, а равно кооперации, совершенный в контрреволюционных  целях  путем  соответствующего  использования государственных учреждений и предприятий или противодействия их нормальной деятельности». Статья предусматривала расстрел в качестве меры социальной ответственности. Выпуск же недоброкачественной или некомплектной продукции, выпуск продукции с нарушением обязательных стандартов рассматривался как «противогосударственное преступление, равносильное вредительству».
Вторая  стратегия  легко  раскрывалась,  поскольку  предполагала фальсификацию большого количества учетных документов.
Поэтому многие избирали третий путь, а именно занимались запрещенными товарообменными операциями, покупкой материалов на черном рынке, подкупом должностных лиц за внелимитные и/или ускоренные отгрузки.
Уполномоченный КПК по Сталинграду А.А. Френкель рассказал на пленуме КПК (1936 г.) о своей беседе с председателем колхоза и начальником МТС области. По установленному порядку к ним сверху спускаются планы и приказы по строительству, но без материалов, нужных для их выполнения. «Мы думаем, что делать? Идем к снабженцам, показываем им планы и документы, говорим, давайте материалы. Они только посмотрят на нас и заявят, что материалов у них нету, что стройматериалы по плану были уже распределены. Потом люди из снабженческих организаций говорят, "Иван Иванович, если дашь нам мяса, хлеба и денег — вот грузовая машина с гвоздями и стеклом; все получишь". Мы опять подумаем, что делать? Если ждем, то построить не сможем. Если нарушим закон, то построим. И мы решаем нарушить закон».

Оффлайн Алексей Давыдов

  • Модератор
  • *
  • Сообщений: 26148
    • Православный
Показательна история колхоза имени Сталина Ленинабадского района Таджикской ССР. Это был передовой колхоз-миллионер. Если средний урожай поливного хлопчатника по СССР в рассматриваемые годы — 14,5 ц/га, то колхоз снял средний урожай хлопка-сырца в 1949 г. по 40 ц/га на площади 353 га, в 1950 — по 30 ц/га на всей площади колхоза в 600 га. Доход этого колхоза в 1950 г. составил 20 млн. руб., что посчитали достижением, достойным упоминания в Сельскохозяйственной энциклопедии.
Как же удалось колхозу достичь таких результатов? Председателем колхоза был депутат Верховного Совета СССР Б<…>. 22 июня 1950 г. постановлением Бюро КПК Б<…> получил строгий выговор с занесением в учетную карточку за то, что в своем колхозе «занимался коммерческими делами». Как следует из записки ответственного контролера КПК В.В. Судакова, по заданию Б<…> уполномоченные колхоза «производили незаконные закупки дефицитных и строго фондируемых товаров и материалов, подкупая в этих целях некоторых работников государственных учреждений, <…> уплатили работникам Главсельснаба, главхимсбыта и других организаций за незаконный отпуск колхозу минеральных удобрений, материалов и предоставление железнодорожного транспорта свыше 150 тысяч рублей взяток». На допросе уполномоченный колхоза заявил: «Учитывая, что снабжение колхоза товарами и минералами было недостаточным, Б<…> разрешил мне производить их закупку за взятки. В начале 1948 г., уезжая реализовывать сухофрукты в г. Молотов, Б<…> дал мне задание приобрести 200 тн. аммиачной селитры и на ее приобретение денег не жалеть». Тем же способом за взятку в 17 тыс. рублей с завода в Свердловской области были получении 13 тонн гвоздей.
Но на взятки нужны были деньги… Уполномоченные колхоза занимались скупкой сухофруктов на рынках Таджикистана у колхозников, а затем вывозили их в города Урала и Сибири и там продавали по «спекулятивным ценам». Б<…> высылал в Свердловск на имя своего уполномоченного такие директивы: «Телеграмму получил.  Разрешаю  о  сохранении  ста  тысяч  рублей  для  приобретения сельхозинвентаря. Высылаю миндаль и орехи. Сообщите письмом подробно о недостатке амселитры». Часть полученной за сухофрукты выручки скрывалась и шла на закупку необходимых материалов.
Примечательно, что Б<…> не был исключен из партии, а полученный им в КПК строгий выговор не сказался на его карьере. Он оставался депутатом Верховного Совета СССР вплоть до марта 1954 г., т.е. весь третий созыв.

Оффлайн Алексей Давыдов

  • Модератор
  • *
  • Сообщений: 26148
    • Православный
Нехватка материалов вынуждала заниматься запрещенными товарообменными (бартерными) операциями. Продажа, обмен и отпуск на сторону оборудования и материалов были запрещены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1941 г. В мотивировочной части этого Указа запрет обосновывался следующим образом:
«Интересы социалистического хозяйства требуют точного учета и планового перераспределения всего имеющегося на предприятиях “излишнего”, неиспользуемого оборудования и материалов. Между тем, на ряде предприятий промышленности и транспорта имеет место разбазаривание оборудования и материалов путем их продажи и обмена с другими предприятиями. В то время, как государство отпускает предприятиям для определенных целей оборудование иьматериалы, руководители предприятий самовольно и незаконно распоряжаются ими, продают, обменивают и отпускают на сторону».
Действительно, во многих случаях отпуск товаров на сторону был лишь замаскированных хищением и (или) коррупцией. Однако «плановое перераспределение» было далеко не всегда своевременным, целесообразным и результативным. Хозяйствам же нужно было оперативно решать повседневные проблемы, связанные с нехваткой строительных материалов, топлива, запчастей и пр. За счет выпускаемой продукции к тому же могли стимулировать работников предприятия.
В соответствии с Указом, «продажа, обмен, отпуск на сторону оборудования и материалов, оказавшихся излишними и неиспользованными, а также незаконное приобретение их, — являются преступлением, равносильным расхищению социалистической собственности». Для виновных в этих преступлениях предусматривалось наказание в виде тюремного заключения сроком от 2 до 5 лет.

Коррупция была не только способом обогащения, решения личных проблем, но и хозяйственной необходимостью, когда взаимные услуги обеспечивали относительную стабильность работы предприятия. Областные и районные номенклатурные работники получали на предприятиях и в хозяйствах, расположенных на подконтрольных им территориях, строительные материалы, промтовары и продукты, а в обмен были готовы оказывать покровительство своим подопечным. Ответственный контролер КПК Н.С. Орлов сообщал в своей записке в марте 1952 г. о достаточно рядовой ситуации, выражающей, однако, природу и механизм взаимоотношений хозяйственных руководителей и партийной номенклатуры на местах: «В 1945 г. на завод поступила не по назначению цистерна с бензином, которую украли у государства, не оприходовали и расхищали бензин. Но чтобы скрыть хищения от ревизии, которая обнаружила 4 тонны неоприходованного бензина, работники завода, пользуясь тем, что [секретарю горкома ВКП(б)]С<…> для горкома систематически незаконно отпускали бензин, по сговору с ним, получили от него ложную записку, что бензин принадлежит горкому».

Оффлайн Алексей Давыдов

  • Модератор
  • *
  • Сообщений: 26148
    • Православный
Условия, когда в сжатые сроки нужно было перевыполнить план, требовали не только материальных ресурсов, но и заинтересованности рабочих, их готовности хорошо и быстро выполнять работу сверхнормативно. Предприятиям приходилось использовать незаконные способы стимулирования.
На одном из заводов Министерства вооружения часть премиальных средств, полученных за достижения во Всесоюзном социалистическом соревновании, выдавалась в распоряжение начальников цехов, которые расходовали их по своему усмотрению как дополнительную зарплату в период штурмовщины.
Но больше денег ценилась оплата «натурой». Директор стеклозавода им. Свердлова в Ивановской области по разрешению Союзглавлегсбыта Наркомата легкой промышленности СССР оплачивал труд рабочих стеклянной посудой. Директор в беседе с ответственным контролером КПК объяснил, что благодаря такому стимулированию «заготовил за лето 17.000 кбм. дров силами рабочих завода в свободное от работы время и силами местного населения, которые за деньги производить заготовку не хотят, а за посуду заготовляют с удовольствием». Рабочие перепродавали посуду прямо недалеко от завода на железнодорожной станции Заколпье, как отметил контролер, «по спекулятивной цене: чайные стаканы, которые выпускает завод им. Свердлова (95 коп. за штуку), продавались по 10 р., молочные банки производства стекольного завода им. Буденного (1р. 63 к. за штуку) продавались по 25 р.».
Распространенным было стимулирование водкой и спиртом. Главспирт 3 марта 1943 г. издал распоряжение, которым установил лимит продажи водки в порядке стимулирования работ на каждом заводе в размере от 500 до 2000 литров в месяц, с продажей в одни руки не более 3 литров. Однако на практике лимиты перерасходовались. На Петровском спиртозаводе, по сообщению ответственного контролера КПК, за 11 месяцев 1943 г. было израсходовано для «стимулирования» 173.749 литров или 17,4 вагона водки. На Чугуновском спиртозаводе в первом квартале 1943 г. израсходовано водки без государственных нарядов 5.650 литров. Водка отпускалась в одни руки по 10-20 литров.
В ряде случаев водку не продавали рабочим, а непосредственно оплачивали ею работы. Как рассказывал уполномоченному КПК главный бухгалтер Петровского завода, охотников заработать водку за разгрузку вагонов было много: «Приходили люди даже из городов Тейково и Иваново (около 70 км.). И если ранее платили штраф за перепростои вагонов, то с введением стимулирования водкой простои вагонов довели до нормального». Водкой стали оплачивать сверхурочные работы на заводе из расчета 150 грамм за 3 часа. Водка была самой твердой валютой: уполномоченный КПК отметил в своей записке, что «рабочие на заводе спекулируют водкой и, обменивают ее на сельскохозяйственные продукты в окружающих селах и деревнях»3. Такое стимулирование было выгодным руководству предприятий, поскольку оно способствовало выполнению производственной программы.

 

Пожертвования на работу форума "Православное кафе 'Миссионер'"
можно отправлять по приведенным ниже реквизитам"

R412396415730
E210633234893
Z101437155470

41001985760841



Рейтинг@Mail.ru