Автор Тема: Православие и психология в России до 1917 г.  (Прочитано 1485 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Юрий Михайлович

  • Сообщений: 170
    • Православный

Откуда пошла есмь психология в земле русской? – Ответить на этот вопрос оказывается намного тяжелее, чем на аналогичный вопрос о психологии европейской. Это и понятно: до самого последнего времени эта тема находилась под идеологическим запретом, и до сих пор она не получила должного освещения. В такой ситуации в первую очередь необходим непредвзятый источниковедческий анализ материала, анализ, по возможности свободный от искажений советскими стереотипами мышления и догмами "воинствующего атеизма".

Начнем с важного вопроса о первой собственно психологической книге в России. Она, по признанию отечественных психологов, была издана в Москве в 1796 году. Это – "Наука о душе" Ивана Михайлова (Ананьев, 1947, с.52; Ждан, 1990, с.119). Ну что же, нашей психологии больше двухсот лет! Думается, это вполне подходящий возраст для рефлексии о пройденном пути. И здесь как нельзя кстати будет смысловзыскующий вопрос: а почему именно эта – первая русская книга по психологии? Чтобы попробовать ответить на этот вопрос необходимо, во-первых, рассмотреть место этой книги во всем творчестве её автора, во-вторых, хотя бы в общих чертах определить место данной книги среди соответствующей литературы своего времени. И здесь мы сразу сталкиваемся с недоговорками и умолчаниями, сопровождавшими эту книгу в советское время. Во-первых, нормальное, полное название книги: "Наука о душе, или Ясное изображение ее совершенств, способностей и бессмертия". Во-вторых, её автор оказывается никаким не Иваном Михайловым, а Иваном Михайловичем Кандорским (1764–1838), что несложно узнать из соответствующих справочных изданий (и что, тем не менее, не делают советские авторы, пишущие о "Иване Михайлове"). И в-третьих, что особенно интересно, и в самой книге это отмечено, её автор является духовным лицом – диаконом (в момент написания книги), а впоследствии протоиереем Русской православной церкви. Поэтому нет ничего необычного, если такой автор в книге с таким названием пишет, например, следующее: "душа есть дух; а значит существо живое, разумом и свободною волею одаренное, какова есть и душа наша. Определение сие души находим мы на многих местах и Священного писания" (с.171). Когда же утверждают, что "И. Михайлов произвел систематизацию психологических знаний в духе английского эмпиризма" (Ждан, 1997, с.122), теряют именно эту, религиозно-духовную, сторону первой русской психологической книги.

------------------

Это начало статьи
Трехвековой диалог психологии и религии в России // Христианское чтение. 2000, № 19, с. 82-164 (Журнал Санкт-Петербургской Православной Духовной академии).

------------------

Какие будут мысли и идеи на эту тему?


Оффлайн Юрий Михайлович

  • Сообщений: 170
    • Православный
В продолжение этой темы и с поворотом ее на современность:
доклад на научно-практической конференции "Социальное служение Православной церкви". РХГА. 24 ноября 2017 г., Санкт-Петербург.

----------------------------------

ХРИСТИАНСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ

До сих пор существует стереотип замалчивания идеалистических корней отечественной психологии. Много лет занимаясь историей отечественной дореволюционной психологии, могу обоснованно утверждать, что материалистические тенденции в ней сильно преувеличивались в советское время (безусловно, по чисто идеологическим соображениям). Мной собраны и упорядочены точные библиографические описания соответствующих работ, краткие сведения об их авторах и различных психологических структурах и организациях (начала XX века – до революции, и XIX и XVIII веков). В общей сложности представлены работы 115 авторов, подавляющее большинство которых были не только учёными, но и православными верующими людьми, профессорами наших духовных академий, православными священнослужителями (19) и церковными иерархами (18). Мои статьи на эту тему и полное библиографическое описание работ дореволюционных авторов можно найти на сайте "Христианская психология и антропология": www.xpa-spb.ru. Плюс к этому – в библиотеке сайта имеются и некоторые эти тексты в электронной форме.
Приведу несколько примеров.
В 1883 г. вышел "Учебник психологии" священника Александра Константиновича Гиляревского [4]. Учебник потом неоднократно переиздавался – было 6 изданий! Синодом Русской православной церкви книга была удостоена премии митрополита Макария, и одобрена к употреблению в духовных Семинариях в качестве учебного пособия по психологии. Кстати, уже в то время психология как учебная дисциплина преподавалась в духовных академиях и семинариях. А во многих духовных академиях была даже кафедра психологии.
Второй пример. В 1858 г. появилась книга "Основания опытной психологии" архимандрита, впоследствии епископа, Гавриила (Кикодзе) (1825-1896) [3]. Психология определялась автором как наука о душе, что не мешало ему стоять на позициях защиты "опытных методов исследования". Автор ратует за "важность изучения психологии для всякого человека, назначающего себя в духовное звание" [3, с. 208], т. е. для священников и церковных иерархов. Книга также широко использовалась в образовании, как духовном, так и светском.
В качестве третьего примера приведу самую первую психологическую книгу в России – по признанию известных отечественных психологов, исследователей истории психологии. Она была издана в Москве в 1796 году, это – "Наука о душе" Ивана Михайлова [1, с. 52; 5, с. 119]. Это мнение академика Бориса Герасимовича Ананьева и авторитетного московского проф. Антонины Николаевны Ждан.
И здесь мы сразу сталкиваемся с недоговорками и умолчаниями, сопровождавшими эту книгу всё советское время. Во-первых, нормальное, полное название книги следующее: "Наука о душе или Ясное изображение её совершенств, способностей и бессмертия". Во-вторых, её автор оказывается никаким не Иваном Михайловым, а Иваном Михайловичем Кандорским (1764-1838), что можно узнать из соответствующих дореволюционных изданий. И в-третьих, что особенно важно, причём в самой книге это отмечено, её автор являлся духовным лицом – диаконом (в момент написания книги), а впоследствии протоиереем Русской православной церкви. Поэтому нет ничего удивительного, когда такой автор в книге с таким названием пишет, например, следующее: "душа есть дух; а значит существо живое, разумом и свободною волею одаренное... Определение сие души находим мы на многих местах и Священного писания" [12, с. 171]. Когда же до сих пор утверждают, как это делает проф. Ждан, что "И. Михайлов произвёл систематизацию психологических знаний в духе английского эмпиризма" [6, с. 122], то теряют, или искусственно замалчивают эту, религиозно-духовную, сторону первой русской психологической книги.
Таким образом, подытожим сказанное: в дореволюционной России был сильный и постоянный интерес к психологии. Это можно показать на примере взаимоотношения философии и психологии: казалось бы философией по определению занимались раньше, чем психологией, но первое философское общество в России появилось в 1896 г., а официальное психологическое общество было зарегистрировано уже в 1885 г., т. е. на 11 лет раньше! И, кстати, именно психологическое общество издавало широко известный дореволюционный журнал "Вопросы философии и психологии" (журнал издавался до самой революции 1917-го года, пока его не прикрыли как "рассадник идеализма").
Ещё такой интересный факт: на первом международном конгрессе психологов – в 1889 г. в Париже – самой многочисленной делегацией была русская, а три её члена были избраны почётными представителями конгресса. – Это, безусловно, свидетельствовало о высокой оценке западными психологами уровня развития российской психологии того времени. 
Но при этом, как мы видим, дореволюционная отечественная психология значительно отличалась от психологии современной, с её тягой либо к воинствующему атеизму, либо к явному оккультизму. Дореволюционная психология находилась в тесном и правильном сотрудничестве с христианством (православием). Это является важным уроком для современности, когда отечественная наука из огня атеизма нередко бросается в полымя оккультизма, забывая о тысячелетней традиции Русской православной церкви.

Перейдем к некоторым урокам из всего этого для современности.
Когда современные психологи стали интересоваться христианством, казалось, что этому можно только радоваться. Но тут же выявилось множество различных проблем. Так, например, появились психологи, которые захотели создать некую "христианскую психологию" как отдельное научное направление или создать "православную психологию" через "интеграцию знаний о человеке христианской антропологии и современной психологии" [18, с. 6]. Подобный подход имеет много методологических проблем с психологической точки зрения и весьма проблематичен с православной точки зрения.
Приведем несколько примеров критики идеи интеграции.
Протоиерей Владимир Цветков, психолог по образованию – из самого первого выпуска ф-та психологии Ленинградского государственного университета. На заседании секции "Христианская психология" в рамках XVI Международных Рождественских образовательных чтений он говорил: "Я думаю, не надо ничего объединять. Надо просто жить в одном мире, человеческом, божественном. Надо влиять друг на друга личностями, а не терминами".
Против идеи интеграции активно выступает и прот. Игорь Старынин, имеющий психологическое образование. Он за идею диалога-сотрудничества психологии и религии: "Мои убеждения в том, что только здоровое сотрудничество психологии, как области научного (практического) знания о человеке и богословия, как религиозного знания о человеке, даст результаты, которые принесут неоценимую пользу людям" [13].
Если же обращаться к корням идеи интеграции, то она имеет чисто  протестантские истоки. Дело в том, что это изначально развивалось именно в западном протестантском виде, и только потом стало проявляться и у нас. Важным толчком к продвижению этой идеи в России стало несколько конференций, которые так и назывались: "Психология и христианство: Путь интеграции". Одна прошла в Москве, 7-9 сентября 1995 г. Другая – в Санкт-Петербурге, 10-13 мая 1997 г. В конференции участвовало много западных коллег – психологов, психотерапевтов, протестантов по вероисповеданию, а протестантская Фуллеровская теологическая семинария (США) явилась одним из главных организаторов этих конференций.
Но уже давно и среди протестантов критикуют идею интеграции, а многие авторы и вообще от неё категорически отказались.
Так, например, С. Джоунс и Р. Батмен в своей работе "Современные направления психотерапии: комплексная христианская оценка" писали (в 1991 г.): "Критикам интеграции не нужно далеко ходить за примерами необоснованных клинических спекуляций, небрежной логики, неточных истолкований Библии, теологической наивности и разнузданного самовыдвижения. Во многих последующих главах, где мы исследуем заслуги и промахи терапевтических теорий, мы будем вынуждены критиковать утверждения, сделанные профессионалами из области христианского психического здоровья в отношении заслуг разных подходов. Христиане, осуществляя интеграцию, заслужили большую часть критики..." [19].
И американский пастор Джим Оуэн в своей книге "Христианская психология в борьбе со Словом Божьим" (рус. пер. 2006 г., оригин. изд. 1993 г.) вынужден "указать на те разрушительные последствия, какие возникают при сопоставлении Священного Писания и якобы не противоречащих христианским принципам психологических идей" (Оуэн. 2006, с. 9). "Мы уже недалеки от того, чтобы место, которое раньше принадлежало исключительно Писанию, предоставить "истинам", практикуемым так называемой "христианской" психологией. Это весьма опасное развитие событий" (там же, с. 9). "..."христианская" психология основывает свою методику на заимствованных у гуманистической психологии предпосылках..." (там же, с. 24). "Основное заблуждение "христианской" психологии – ее отход от авторитета Писания. Ее цель состоит в том, чтобы практическое хождение христианина основывалось не на вере во Христа, а на знании. Это современная версия гностицизма" (там же, с. 131).
Получилась довольно парадоксальная ситуация: в то время, как некоторые отечественные авторы призывают к построению самостоятельной христианской психологии, на Западе уже пишут о "конце христианской психологии" – так называется книга Мартина и Дейдре Бобган (рус. перевод 2005 г.; англ. изд. 1997 г.) [2]. Конец же христианской психологии авторы связывают с эклектизмом и субъективизмом ее последователей.
Конечно, при этом можно сказать, что на Западе была плохая интеграция, а у нас будет хорошая: мы не станем без разбора всё брать из психологии, а тщательно всё проанализируем и лишнее – выбросим. Только вот эта иллюзия достаточно быстро рассеялась после того, как я лично познакомился с православными батюшками и монахами, прошедшими обучение и реально практикующими психоанализ (разных типов), глубинную психологию, НЛП и т. д. Никакой аргументированной критики они не воспринимали и считали, что всё делают правильно. Кроме того, даже если каким-то чудом удастся "навести порядок" сегодня, то нет никаких гарантий, что завтра с приходом новых людей всё не возвратится на круги своя. Это вполне прогнозируемые последствия "человеческого фактора": разным людям нравятся разные идеи и они протаскивают их даже внутрь церковной ограды – тем более этому будет подвержена христианская психология, если она будет подаваться как "интеграция". Это очень напоминает ситуацию из детской сказки про животных, которые захотели сварить самый вкусный суп: каждый из них принёс то, что он любит больше всего (обезьяна – бананы, свинья – жёлуди и т. д.), но потом такой суп никто из них самих есть не смог, настолько он получился странным.
 
Что же делать в этой ситуации? – Я считаю, что не нужно создавать никакой новой христианской психологии, а необходимо обратиться к уже существующей христианской психологии, как христианскому учению о душе человека. Эта христианская психология имеет многовековой опыт, собранный и огранённый св. отцами [7].
Что касается самого термина "христианская психология", то я думаю, что будут интересны следующие исторические факты. Обычно считают, что сам это термин придумали современные психологи, но это совсем не так.
В 1901 г. в Свято-Сергиевой Троицкой лавре была издана брошюра "Адамово наследство. Очерки христианской психологии" (переизд.: М., 1996). Автор неизвестен.
В том же году появилась статья "Христианская психология" Льва Александровича Тихомирова  (1852-1923). Автор на примере работы М. Тареева "Цель и смысл жизни" показывает, насколько собственно христианская психология, основанная на опыте Церкви и св. отцов, отличается от психологии "научной" [14]. Текст работы есть на нашем сайте.
В 1890-х годах еп. Феофан Затворник, ныне причисленный Церковью к лику святых, неоднократно использовал словосочетание "христианская психология", но что он при этом имел в виду? – Вот выдержки из его письма от 1 ноября 1889 г.: "Я послал вам 33-й псалом. Еще не дошел он до вас. Там в письме и о психологии отеческой. Вы хорошие берете хлопоты – найти или составить и издать психологию христианскую. Вот, по-моему, какова должна быть программа этой психологии. Изобразить состав естества человеческого... – и представить систематически перечень всех способностей и отправлений каждой части, – и затем описать состояние и частей естества, и способностей: – 1) в естественном состоянии, 2) в состоянии под грехом, и 3) в состоянии под благодатью" [15, с. 215-216]. То есть под "христианской психологией" св. Феофан понимал христианское учение о борьбе со страстями и о стяжании благодати.
А в 1860 г. еп. Игнатий (Брянчанинов), ныне также причисленный Церковью к лику святых, писал: "Предпринявший изучение высокой науки в самом себе – христианской психологии – сколько ни будет усовершать себя, всегда найдет необходимым еще большее совершенствование и будет пользоваться всеми способами, доставляющими ему совершенное познание" [11, т. 3, с. 515). Безусловно, что "христианская психология" здесь понимается именно как душепопечение, т. е. в чисто христианском контексте.
Из всего этого следует, что в дореволюционной России под "христианской психологией" понимали не какое-то научное психологическое направление, а именно христианское учение о душе, христианское душепопечение в широком смысле, необходимое для каждого христианина уже в силу того, что он христианин, который должен очищать и спасать свою душу.

Что касается практических аспектов, то, конечно же, отождествление христианской психологии с христианским душепопечением, никак не препятствует современным психологам оказывать посильную помощь церкви в этом сложном деле. Особенно это актуально из-за того, что психологическое знание всё чаще используется во вред людям, как средство манипуляции ими. Тогда близкие христианству психологи могли бы наоборот, помочь церкви использовать психологическое знание для борьбы с этими негативными воздействиями на людей.

Этот подход положен в основание деятельности недавно созданного в Петербурге Центра христианской психологии и антропологии, к сотрудничеству с которым приглашаются все заинтересованные лица. Мы занимаемся и практикой, и теорией. В практическом плане создана и уже работает при Центре психологическая служба телефона доверия – по номеру 426-33-77, пока в вечернее время: с 18.00 до 22.00 (по рабочим дням). Помощь предоставляется бесплатно и анонимно. Все специалисты службы – психологи по образованию и православные люди по вероисповеданию. Если кто-то из практиков психологов или из студентов психологов хочет приобрести опыт такой работы – милости просим. В теоретическом и методологическом плане мы разрабатываем целый ряд тем и направлений – их названия и их руководители также представлены на нашем  сайте. Регулярно проводим внутренние семинары, кто захочет в них поучаствовать – пришлите свои электронные адреса и вам дадут всю нужную информацию.
Спасибо за внимание!

БИБЛИОГРАФИЯ
[1] Ананьев Б. Г. Очерки истории русской психологии XVIII и XIX веков. – /М./, 1947.
[2] Бобган М., Бобган Д. Конец "христианской" психологии / Пер. с англ. – СПб.: Шандал, 2005.
[3] Гавриил /Кикодзе/ архим. Основания опытной психологии. – СПб.: Тип. А. Якобсона, 1858.
[4] Гиляревский А. Учебник психологии. – Новочеркасск: Тип. Ф. К. Траилина, 1883.
[5] Ждан А. Н. История психологии: От античности до наших дней. – М.: Изд-во МГУ, 1990.
[6] Ждан А. Н. История психологии от античности к современности. – М.: Изд-во "Рос. педагог. агентство", 1997.
[7] Зенько Ю. М. Основы христианской антропологии и психологии. – СПб.: Речь, 2007.
[8] Зенько Ю. М. Психология и религия. – СПб.: Алетейя, 2002.
[9] Зенько Ю. М. Современная христианская психология и антропология в России. История и библиография // Московский психотерапевтический журнал. 2008, № 3 (58), с. 145-188.
[10] Зенько Ю. М. Трехвековой диалог психологии и религии в России // Христианское чтение. 2000, № 19, с. 82-164.
[11] Игнатий (Брянчанинов) свт. Полное собрание творений. Т. 3. – М.: Паломникъ, 2002.
[12] /Кандорский Иван диакон./ Наука о душе или Ясное изображение ее совершенств, способностей и бессмертия. – М.: Тип. А. Решетникова, 1796 (переизд.: Мысли о душе. М., 1996, с. 168-219; отрывки: Русская религиозная антропология. Т. 1. М., 1997, с. 113-120).
[13] Старынин Игорь прот. Фантом по имени "православная психология". – http://bogoslov-club.org.ua/?p=1732 (дата обращения 22.11.2017).
[14] /Тихомиров Л. А./ Христианская психология // Московские ведомости. 1901, № 291, 22 окт., с. 2. – (Издано за подп. "Л. Т."; см.: Масанов. Словарь псевдонимов... Т. 2. М., 1957, с. 96).
[15] Феофан Затворник свт. Творения. Собрание писем. Вып 7. – Печоры: Св.-Усп. Пск.-Печ. мон., Изд-во "Паломник", 1994.
[16] Христианская антропология и психология в лицах. Основные авторы и работы с древнехристианского периода по настоящее время. Библиографический справочник. Сост. и ред. Ю. М. Зенько. – СПб.: Речь, 2009.
[17] Шеховцова Л. Ф. Интеграция научного и религиозного знания в концепцию целостного человека. – СПб.: СПбГУПМ, 2003.
[18] Шеховцова Л. Ф., Сафрошкин Александр прот. Православная психология об уме человека. – СПб.: СППДА, 2013.
[19] Jones S. L., Butman R. E. Modern psychotherapies; a comprehensive Christian appraisal. – Downers Grove, Illinois, Inter Varsity Press, 1991.

---------------------------------------------

Есть и несколько переработанная публикация этого текста:

Духовно-нравственный вектор дореволюционной отечественной психологии и проблемы современности // Бюллетень Центра этнорелигиозных исследований. 2018, № 1 (9), с. 85-95.


 

Пожертвования на работу форума "Православное кафе 'Миссионер'"
можно отправлять по приведенным ниже реквизитам"

R412396415730
E210633234893
Z101437155470

41001985760841



Рейтинг@Mail.ru