Автор Тема: Сэлинджер, Дж., "Откровенные рассказы странника духовному отцу своему"  (Прочитано 6608 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Марина Б.

  • Сообщений: 6
http://lib.ru/SELINGER/franny.txt

" - Ты  про  книжку  в  сумке?  -  сказала  Фрэнни.  Она смотрела, как он
разрезает лягушачью ножку. Потом вынула сигарету из пачки, закурила. - Как
тебе сказать, - проговорила  она. - Называется "Путь странника". - Она опять
посмотрела, как Лейн ест лягушку. - Взяла  в  библиотеке.  Наш преподаватель
истории  религии, я у него прохожу курс в этом семестре, нам про нее сказал.
- Она крепко затянулась. - Она у меня уже давно. Все забываю отдать.
     - А кто написал?
     - Не  знаю,  -  небрежно  бросила  Фрэнни. - Очевидно, какой-то русский
крестьянин. - Она  все  еще внимательно смотрела, как Лейн ест. - Он себя не
назвал. Он ни разу за весь рассказ не сказал, как его зовут. Только говорит,
что  он крестьянин, что ему тридцать три года и что он сухорукий. И что жена
у него умерла. Все это было в тысяча восемьсот каких-то годах.
     Лейн уже занялся салатом.
     - И что же, книжка хорошая? О чем она?
     - Сама  не знаю. Она необычная. Понимаешь, это ведь прежде всего книжка
религиозная. Даже можно было бы сказать - книжка  фанатика, только это к ней
как-то  не  подходит. Понимаешь, она начинается с того, что этот крестьянин,
этот  странник, хочет понять, что это значит, когда в Евангелии сказано, что
надо молиться неустанно. Ну, ты знаешь - не   переставая.   В   Послании   к
Фессалоникийцам  или  еще  где-то.  И  вот он начинает странствовать по всей
России, ищет кого-нибудь, кто ему объяснит - как это "молиться неустанно". И
что при этом говорить. - Фрэнни  снова  посмотрела, как Лейн расправляется с
лягушачьей ножкой. Она заговорила, не сводя глаз с его тарелки. - А  с собой
у него только торба с хлебом и солью. И тут он встречает человека - он
называет его "старец" - это такие очень-очень просвещенные в религии люди, -
и старец ему рассказывает про такую книгу - называется  "Филокалия".  И  как
будто  эту  книгу  написали  очень-очень образованные монахи, которые как-то
распространяли этот невероятный способ молиться!
     - Не прыгай! - сказал Лейн лягушачьей ножке.
     - Словом,   этот   странник   научается   молиться,   как  требуют  эти
таинственные монахи, - понимаешь,  он  молится  и  достигает в своей молитве
совершенства,  и  всякое такое. А потом он странствует по России и встречает
всяких  замечательных  людей  и  учит  их,  как  молиться  этим  невероятным
способом. Ну вот, понимаешь, вся книжка об этом.
     - Не  хочется говорить, но от меня будет нести чесноком, - сказал Лейн.
     - А  во время своих странствий он встречает ту пару - мужа с женой, и я
их  люблю  больше  всех  людей  на свете, никогда в жизни я еще про таких не
читала, - сказала  Фрэнни. - Он шел по дороге, где-то мимо деревни, с мешком
за плечами и вдруг видит - за ним бегут двое малюсеньких ребятишек и кричат:
"Нищий  странничек,  нищий  странничек,  пойдем  к  нашей маме, пойдем к нам
домой! Она нищих любит!" И вот он идет домой к этим ребятишкам, и эта чудная
женщина, их мать, выходит из дома, хлопочет, усаживает его, непременно хочет
сама  снять  с  него грязные сапоги, поит его чаем. А тут и отец приходит, и
он,  видно, тоже любит нищих и странников, и все садятся обедать. А странник
спрашивает,  кто эти женщины, которые сидят с ними за столом, и отец говорит
- это  наши работницы, но они всегда едят с нами, потому что они наши сестры
во Христе. - Фрэнни  вдруг  смутилась,  села  прямее.  -  Понимаешь, мне так
понравилось, что странник спросил, кто эти женщины. - Она   посмотрела,  как
Лейн мажет хлеб маслом. - Словом,  после обеда странник остается ночевать, и
они  с  хозяином дома допоздна обсуждают, как надо молиться не переставая. И
странник  ему все объясняет. А утром он уходит и опять идет странствовать. И
встречает разных-разных людей - понимаешь,  книга про это и написана, - и он
им объясняет, как надо по-настоящему молиться.
     Лейн кивнул головой, ткнул вилкой в салат.
     - Хоть  бы  у  нас  в  эти дни время осталось, чтобы ты заглянула в мое
треклятое сочинение, я тебе уже говорил про него, - сказал   он.  -  Сам  не
знаю. Может, я с ним ни черта и не сделаю - там  напечатать  его и вообще, -
но хочется, чтобы ты хоть просмотрела, пока ты тут.
     - С  удовольствием,  -  сказала Фрэнни. Она смотрела, как он намазывает
второй ломтик хлеба. - Может,  тебе  эта  книжка  и  понравилась бы, - вдруг
сказала она. - Она такая простая, понимаешь?
     - Наверно, интересно. Ты масла есть не будешь?
     - Нет,  нет,  бери  все.  Я  не могу тебе дать ее, потому что все сроки
давным-давно прошли, но ты можешь достать ее тут, в библиотеке. Уверена, что
сможешь.
     - Слушай,  да ты ни черта не ела, даже не дотронулась! - сказал Лейн. -
Ты это знаешь?
     Фрэнни  посмотрела  на  свою тарелку, как будто ее только что поставили
перед ней.
     - Сейчас,  погоди, - сказала она. Она замолчала, держа сигарету в левой
руке,  но  не затягиваясь и крепко обхватив правой рукой стакан с молоком. -
Хочешь  послушать,  какой  особой  молитве  старец научил этого странника? -
спросила она. - Нет, правда, это очень интересно, очень.
     Лейн разрезал последнюю лягушачью ножку. Он кивнул.
     - Конечно, - сказал он, - конечно.
     - Ну,  вот,  как  я  уже говорила, этот странник, совсем простой мужик,
пошел  странствовать,  чтобы  узнать,  что  значат  евангельские  слова  про
неустанную  молитву.  И тут он встречает этого старца, это такой очень-очень
ученый  человек,  богослов,  помнишь,  я  про  него уже говорила, тот самый,
который изучал "Филокалию" много-много лет подряд. - Фрэнни вдруг замолчала,
чтобы собраться с мыслями, сосредоточиться. - И тут этот старец первым делом
рассказал  ему  про  молитву  Христову: "Господи Иисусе Христе, помилуй мя!"
Понимаешь,  такая молитва. И старец объясняет страннику, что лучше этих слов
для  молитвы  не  найти.  Особенно  слово  "помилуй",  потому  что это такое
огромное  слово  и  так  много  значит.  Понимаешь,  оно  значит  не  только
"помилование".
     Фрэнни  снова  остановилась,  подумала.  Она  уже смотрела не в тарелку
Лейна, а куда-то через его плечо.
     - Словом,  старец  говорит  страннику,  -  продолжала  она,  - что если
станешь повторять молитву снова и снова - сначала  хотя  бы одними губами, -
то в конце концов само собой выходит, что молитва сама начинает действовать.
Что-то  потом  случается.  Сама  не  знаю  что, но что-то случается, и слова
попадают  в  такт  твоему сердцебиению, и ты уже молишься непрестанно. И это
как-то  мистически  влияет  на все твои мысли, мировоззрение. Понимаешь, вся
суть более или менее именно в э_т_о_м. Ты молишься -
     и  мысли очищаются, и ты совершенно по-новому воспринимаешь и понимаешь
все на свете.
     Лейн  доел  свой  завтрак.  И когда Фрэнни замолчала, он сел поудобнее,
закурил  сигарету  и  посмотрел  на ее лицо. Она все еще рассеянно глядела в
никуда, через его плечо, как будто совсем забыв о нем.
     - Но  главное,  самое главное чудо в том, что с самого начала тебе даже
не  надо  в_е_р_и_т_ь в то, что ты делаешь. Понимаешь, даже если тебе ужасно
неловко,  все это не имеет ровно никакого значения. Ты никого не обижаешь, и
вообще  все  в  порядке.  Другими  словами,  с самого начала никто тебя и не
заставляет  ни  во что верить. И старец учит, что тебе даже не надо думать о"
Этот рассказ я прочитала в старой советской книжке-сборнике под названием "Тебе в дорогу, романтик".

Анка

  • Гость
Как интересно! А как рассказ Сэлинджера называется?

Оффлайн Марина Б.

  • Сообщений: 6
"Фрэнни".  Книжку-то православную, о которой девушка рассказывает, узнали?

Оффлайн Максим Астафьев

  • Сообщений: 7658
    • Православный
Этот рассказ я прочитала в старой советской книжке-сборнике под названием "Тебе в дорогу, романтик".

У тех советских издателей были довольно своеобразные представления о романтизме.  :)

 

Пожертвования на работу форума "Православное кафе 'Миссионер'"
можно отправлять по приведенным ниже реквизитам"

41001985760841



Рейтинг@Mail.ru