Автор Тема: 2 июня - 580 лет со дня обретения мощей свт. Московского Алексия  (Прочитано 2403 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Римма Р.

  • Гость
Святитель Алексий

2 июня - 580 лет со дня обретения мощей свт. Московского Алексия, всея России чудотворца


Мудрость и кротость, смирение и любовь — этими добродетелями преодолевал святитель Алексий, митрополит Московский, бури и смуты XIV века русской истории. Это была пора борьбы за власть между удельными князьями, пора церковных раздоров и нестроений, грубого вмешательства иноземцев в дела государства. Но святитель Алексий не покорялся натиску времени, а подчинял его силой молитвы, любви и увещевания.

Святитель Алексий происходил из славного боярского рода. Его крёстным отцом, восприемником от святой купели, был сам великий князь — собиратель Руси Иоанн I Калита. А впоследствии святитель Алексий стал воспитателем и духовным отцом продолжателя дела Калиты — благоверного великого князя Димитрия Донского. Путь святителя прям и прост — он начался с того дня, когда уставший на ловле птиц двенадцатилетний мальчик заснул и услышал во сне таинственный голос: «Зачем, Алексий, ты напрасно трудишься? Я сделаю тебя ловцом людей». Зов Божий коснулся сердца ребенка, и с того дня всё его житие стало неустанным служением Господу. В ранней юности оставил он свой богатый дом и ушёл в монастырь, где до сорока лет подвизался в трудах, посте и молитве. Инок Алексий действительно сделался ловцом людей — его кротость и мудрость привлекали к нему сердца и простого народа, и бояр, и князей. Господь наделил верного Своего служителя даром чудотворений, особенно славились совершавшиеся по его молитвам исцеления больных.

Этот ярко горящий светильник не укрылся от взора блаженного митрополита Феогноста, который приблизил к себе Алексия, возвёл в епископский сан и приобщил к делам церковного управления, видя в нём будущего своего преемника. Так и произошло: после кончины блаженного Феогноста святитель Алексий стал митрополитом всея Руси.

Благодать Божия сопутствовала святителю Алексию во всех его делах и начинаниях.

Благодеянием для всей Руси, означавшим мир с Ордой, явилось чудо исцеления по его молитвам супруги хана Джанибека — ханши Тайдулы.

Повелитель Золотой Орды, могущественный хан Джанибек чувствовал себя глубоко несчастным человеком. Вот уже три года его жена Тайдула лежала в своем шатре больная и ослепшая — и вся власть хана, всё его богатство не могли вернуть радость и свет очей любимой им женщине. Врачи и заклинатели оказались безсильными. Хан был близок к отчаянию, но вот однажды он услышал рассказ о появившемся где-то на Севере, в подвластных ему землях Руси, человеке Божием, чудотворце и целителе. Горе продиктовало Джанибеку строки письма к князю Иоанну II, дышавшие надеждой и угрозой: «Мы слышали, что есть у вас служитель Божий Алексий, которого Бог слушает, когда он о чём попросит. Отпустите его к нам; если его молитвами исцелится моя царица, то дарую вам мир; если же не отпустите его, пойду опустошать вашу землю».

Смысл этого послания был страшен: Руси грозило возвращение времён Батыевых — сожжённые города и селения, потоки крови и слёз. И князь с ближними боярами пошёл молить святителя Алексия: «Спаси Землю Русскую!» Великий святитель смутился: нет, не боялся он Орды, но считал себя недостойным и неспособным на возлагавшийся на него подвиг. Как все истинные праведники, святитель почитал себя худшим из грешников, послания свои он подписывал: смиренный грешник Алексий. Но отказаться ехать в Орду — это значило обречь родину на опустошение, а Церковь — на поругание. И святитель Алексий отвечал князю: «Прошение и дело превышают меру сил моих, но я верю Тому, Который даровал прозрение слепому. Он не презрит моления веры».

И Господь не посрамил смиренного служителя Своего. Накануне отъезда в Орду святитель Алексий совершил молебен перед чудотворной иконой Пресвятой Богородицы. Во время молебна на виду у всего народа сама собою зажглась свеча при раке святителя Петра. Это было явное знамение, благословение Божие святителю Алексию на путь, на подвиг, на свершение чуда. Эту свечу святитель раздробил на малые части и раздал присутствовавшим в храме, а из оставшейся у него части сделал маленькую свечку и взял её с собой в Орду.

Какие чувства испытывал святитель Алексий в пути? Страх за свою жизнь? Если бы исцеление не совершилось, хан казнил бы его. Но для угодника Божия положить жизнь за отечество и Церковь представлялось не карой, а счастьем. Страх за судьбу русского народа? Но явленное ему перед отъездом знамение Божие делало упование и веру святителя Алексия твёрдыми как скала: он знал, что Господь слышит его.

Однако всей крепости веры и надежды не хватило бы святителю Алексию для совершения чуда исцеления, если бы в его сердце была хоть капля недоброжелательства к хану и его народу. Но сердце святителя согревала любовь, он ехал, чтобы помочь страдающим людям в беде. Угодник Божий Алексий никого не осуждал, не порицал он и хана за угрозу, исторгнутую из его сердца порывом горя. И ещё одно обстоятельство укрепляло приязнь русского святителя к властителю Орды: хан никогда не был врагом Русской земли, более того — он являлся другом и покровителем Руси. Оказать помощь хану было долгом благодарности.

Некоторые историки освещают период ордынского господства над Русской землей прямолинейно и односторонне — набеги, опустошения, взимание дани. На самом деле эти отношения были гораздо более сложными. Между Ордой и Русью были не только периоды крови и пожарищ, были и светлые страницы жизни — воинские союзы, счастливые браки, крепкая дружба и братство. Яркий светоч Русской Церкви, святой благоверный князь Александр Невский завещал своим преемникам держать оборону на Западе и искать друзей на Востоке. Сам благоверный князь Александр был верным побратимом царевича-чингизида Сартака. Подобные отношения продолжались вплоть до начала смут и междоусобиц в самой Орде. Некоторые современные исследователи русской истории утверждают, что ордынское завоевание спасло Русь от несравненно худшего ига — папизма, ведь всего за полтора века господства Литвы и Польши была почти полностью поругана культура Волыни, Галиции, древнего Киева — разрушены храмы, сожжены летописи, уничтожены иконы и рукописные книги. Что ещё страшнее — силой навязывалась уния, уничтожалось Православие.

Та же сердечная приязнь, что соединяла благоверного князя Александра Невского и царевича Сартака, связала хана Джанибека и великого князя Симеона Гордого. Люди разных вер и разных характеров, хан и князь черпали радость в долгих беседах, и не было в Орде гостя желаннее, чем Симеон. Ради этой дружбы хан Джанибек пренебрегал политическими интересами Орды, старым правилом «разделяй и властвуй» — хан помогал возвышению Москвы, объединявшей Русь. Великий князь Симеон Гордый в своё время покровительствовал святителю Алексию, и тот не мог не знать обо всем этом. И вот теперь русский святитель ехал помочь ордынскому хану с радостью, как к брату и другу.

С радостью и надеждой ждали святителя Алексия и в Орде. Незадолго до его прибытия слепая ханша Тайдула во сне узрела его в прекрасных ризах, в сопровождении священников. По её описанию хан повелел изготовить драгоценные одежды для гостей — они оказались точным воспроизведением облачений православного архиерея и иереев. Хан Джанибек в сопровождении своих вельмож сам выехал навстречу чудотворцу Божию святителю Алексию.

У одра больной ханши Тайдулы угодник Божий велел возжечь привезённую им из Москвы чудесную свечу. С пламенной верой молился святитель Алексий ко Господу об исцелении ханши. И вот, когда после молебна он окропил Тайдулу святой водой, — страдалица прозрела, поднялась с одра болезни.

Неописуемой радостью наполнилось сердце хана Джанибека, его исцелённой жены и народа. Как на Ангела Божия смотрели в Орде на святителя Алексия. Хан осыпал его дарами — среди них был драгоценный перстень, до новейших времен хранившийся как святыня в ризнице Московского Успенского собора. А прозревшая Тайдула подарила чудотворцу принадлежавший ей в Москве участок земли, на котором святитель Алексий основал Чудов монастырь. (Эта святая обитель была разрушена большевиками.)

Вестником желанного мира возвратился великий угодник Божий на родину. Но вскоре святитель Алексий должен был вновь ехать в Орду. Джанибек умер. Ханом стал Бердибек — человек жестокий, ради власти убивший двенадцать своих братьев. Бердибек стал угрожать Руси новым нашествием. И, казалось, ничто не могло смягчить его властолюбивое сердце. Но сопутствуемый благодатью Божией, святитель Алексий сумел кротким словом любви умягчить воинственного хана Бердибека.

Спасителя отечества с торжеством встречала вся Русь. В числе первых вышедших навстречу святителю Алексию в стольном городе был восьмилетний княжич Димитрий, сказавший ему: «Владыко! Чем заплатим тебе за труды твои? Ты даришь нас жизнью мирною!»

Через два года умер великий князь Иоанн II, и святитель Алексий заменил отца Димитрию, малолетнему наследнику Московского княжества. Тем временем в Орде вновь сменилась власть, и суздальский князь выпросил у хана Навруза ярлык на великое княжение, по праву принадлежавшее князьям московским. Святитель Алексий не противился этому, благословил суздальца на правление Русью, но наотрез отказал тому в просьбе перенести митрополичью кафедру во Владимир. Святитель Алексий остался в Москве, повинуясь пророческому слову чудотворца митрополита Петра о величии этого города, а также движимый любовью к юному князю Димитрию.

Духовный сын святителя Алексия, благоверный великий князь Димитрий Донской, просиял святостью на тяжком поприще воина и молитвенника. Волжский темник Мамай, не происходивший из ханского рода, но подчинивший себе Орду и правивший именем хана, не удовлетворялся ни данью, ни дарами, ни честью — он шёл на Русь грабить, жечь, убивать. И только тогда воспитанник святителя-миротворца поднялся на бранный подвиг.

Среди деяний любви, совершённых святителем Алексием, — и примирение благоверного великого князя Димитрия с бывшим яростным противником Москвы князем Михаилом Тверским. Но кроткий святитель Алексий был твёрд, когда мирская власть пыталась вмешиваться в управление Церковью. Так, на закате дней своих он воспротивился любимому духовному сыну великому князю Димитрию, когда тот пытался утвердить на митрополичьем престоле архимандрита Михаила (Митяя). Видя недостоинство княжеского любимца, святитель Алексий сказал: «Не могу благословить его. Пусть будет митрополитом тот, кого изволит Бог и Пресвятая Богородица, и изберёт Патриарх с Собором».

Трудным периодом истории нашего отечества был XIV век, но он знаменовал начало возрождения Руси в славе и могуществе. Чудное созвездие угодников Божиих воссияло в то время на Русской земле. Объединённые великой любовью, родные по духу, они словно бы дополняли друг друга: всероссийский молитвенник, зиждитель иночества — преподобный Сергий Радонежский, просветитель народов — преподобный Стефан Пермский, мудрый устроитель Церкви и опора государства — святитель Алексий.

Великий святитель почил о Господе 12 февраля 1378 года. Он завещал положить тело его в Чудовом монастыре, указал и место погребения — за алтарём храма обители, не желая, по смирению, быть похороненным в храме. Но благоверный великий князь Димитрий Донской, глубоко почитавший и любивший святителя, повелел положить тело митрополита Алексия в церкви, близ алтаря. Святые многоцелебные мощи его были обретены нетленными 20 мая 1431 года, и с того времени началось местное церковное почитание святителя Алексия. Общецерковное празднование установлено митрополитом Московским Ионой в 1448 году.
« Последнее редактирование: 04.06.2011, 09:38:51 от Римма Р. »

 

Пожертвования на работу форума "Православное кафе 'Миссионер'"
можно отправлять по приведенным ниже реквизитам"

R412396415730
E210633234893
Z101437155470

41001985760841



Рейтинг@Mail.ru