Автор Тема: П.Ю.Малков. Личность и ипостась.  (Прочитано 6094 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Виктор Судариков

  • Сообщений: 8005
П. Ю. Малков
      
К вопросу о присутствии в святоотеческом наследии смысловых аналогий понятия "личность".
      
      Вторую половину ХХ века в православном богословии, в христианской догматической мысли, пожалуй, можно было бы смело назвать "эпохой персонализма".
      Работы ярких представителей русской и греческой традиций, провозглашающие непреходящую ценность понятия "личность" для церковной триадологии, христологии, антропологии и экклезиологии, выходят из под пера митрополита Пергамского Иоанна (Зизиуласа), епископа Диоклийского Каллиста (Уэра), Владимира Николаевича Лосского, Христоса Яннараса, Оливье Клемана и целого ряда других авторов. Высказанные ими идеи о значении богословского понятия "личность" пестрят самыми разнообразными оттенками, иногда друг другу противоречат, но в то же время согласно представляют это понятие одним из важнейших православных богословских терминов, и синонимически уравнивают его с древними святоотеческими понятиями "ипостась" и "лицо".
      В то же время следует отметить, что в начале уже нынешнего столетия в православном богословии явственно начинает намечаться и иная - противоположная, "антиперсоналистская" - тенденция. Внимательное вчитывание современных богословов и патрологов в наследие древних Святых Отцов приводит их к неутешительному для представителей персонализма в православном богословии выводу о том, что современное философское понятие "личность" навязывается святоотеческой традиции достаточно искусственно и в принципе не способно органично вписаться в терминологическую сетку основных богословских понятий православной догматики.
      Действительно, если мы подробнее рассмотрим те значения, что имели термины "ипостась" и "лицо" для Великих Каппадокийцев, если мы проанализируем те весьма четкие классические определения, что давали этим понятиям, например, Леонтий Византийский или преподобный Иоанн Дамаскин, то обнаружим, что они вкладывали в них совершенно иной смысл, чем современные православные богословы, отождествляющие "ипостась" и "лицо" с "личностью" персоналистской философской традиции Нового и Новейшего Времени.
      Известно, что творчески переосмысленная Каппадокийцами знаменитая терминологическая пара "ипостась"-"сущность" оказалась в значительной степени созвучна понятиям аристотелевских первой и второй сущности - как частного и общего. Сущность (а также ее синонимический аналог - природа) обозначает в триадологии Каппадокийцев общее родо-видовое понятие, универсалию. Ипостась же отображает конкретизацию этого общего, этой сущности, природы в отдельной вещи, означает индивидуальный, реально существующий предмет, противопоставленный другим конкретизациям этой же сущности. По учению Каппадокийцев, "и сущность и ипостась имеют между собою такое же различие, какое есть между общим и отдельно взятым, например, между живым существом и таким-то человеком"1. Как суммирует это учение блаженный Феодорит Кирский, "по учению Отцов, между сущностью и ипостасью та же самая разница, что между общим и частным, то есть между родом или видом и индивидуумом"2. Подобное понимание сущности и ипостаси как общего и частного приводят некоторых авторов даже к тому, что можно было бы обозначить как утверждение "однонаправленного", "одностороннего тождества" этих двух понятий. Яркое выражение этой мысли мы находим у Леонтия Византийского в его трактате "Против Несториан и Евтихиан", где он утверждает: "Природа не есть ипостась, поскольку этого нельзя сказать в обратном порядке, ибо ипостась есть также и природа, но природа не есть также и ипостась"3. Тем самым, по мысли Леонтия, ипостась оказывается синонимична природе, как ее частная конкретизация, а вот понятие природы уже не может считаться синонимом ипостаси - как более широкое и объемное.
      Понимание ипостаси как конкретизации, индивидуализации природы в отдельно взятой вещи, наделенной при этом отдельными ипостасными идиомами, особенностями, отличающими ее от других конкретизаций этой же сущности, ясно выражалось Святыми Отцами на протяжении многих столетий. Как говорит преподобный Максим Исповедник, "ипостась есть сущность с особыми характеристиками"4. И как пишет преподобный Иоанн Дамаскин, "индивидуум называется по преимуществу именем ипостаси, ибо в нем субстанция получает действительное существование, принимая акциденции"5.
      В этом значении частной конкретизации общего Святыми Отцами использовался не только термин "ипостась" но и внешне выглядящее куда более "персоналистски" понятие "лицо", для них синонимичное "ипостаси". Вот что пишет об этом тот же преподобный Иоанн Дамаскин: "следует знать, что Святые Отцы названиями "ипостась", "лицо" и "индивидуум" обозначали одно и то же, а именно тo, что, состоя из субстанции и акциденций, существует само по себе и самостоятельно, различается числом и выражает такого-то, например, Петра, Павла, такого-то коня"6. Кстати говоря, в этом определении мы видим еще одну значимую, вполне очевидную и обыденную для святоотеческой мысли черту, связанную с определениями понятий "лицо" и "ипостась": они могут обозначать как существа разумные, наделенные самосознанием, то есть ипостасей разумной природы, так и другие самые разнообразные предметы материального мира. Лицо - это не только Лицо Пресвятой Троицы, конкретный ангел или человек, но и такой-то конь, вол - существа, отнюдь не наделенные личностными характеристиками в современном смысле этого слова.
      Мы видим, что синонимическое уравнивание современного персоналистского понятия "личность" с весьма четкими по своим определениям и наполненными совсем иным смысловым содержанием святоотеческими терминами "лицо" и "ипостась" является, мягко говоря, некоторой "натяжкой", а говоря прямо, - насилием над системой древнехристианской богословской мысли.
      Казалось бы, на этой констатации можно было бы остановиться, успокоиться, тем самым соглашаясь с аргументацией современных критиков православного персонализма и полностью солидаризируясь с традиционным христианизированным аристотелевским подходом к учению о "лице" и "ипостаси". Однако, на мой взгляд, положительные перспективы у православного персонализма все-таки есть - тем более, что, по моему глубокому убеждению, современное понятие "личности" все же находит согласный отзвук и в святоотеческом наследии.
      Конечно же, следует прямо признать, что в случае терминологических понятийных определений древние Святые Отцы редко выходят за пределы обозначенного выше, имеющего аристотелевские корни, учения об "ипостаси" и "сущности" как о частном и общем. Также необходимо констатировать и то, что в Каппадокийском богословии Пресвятой Троицы практически невозможно найти "персоналистски" звучащие определения ипостасных Божественных Лиц и самого образа внутритроичной жизни как некоего Их межличностного общения. Некоторым - достаточно условным - исключением здесь может служить лишь одна фраза из наследия святителя Григория Богослова, к которой я еще обращусь в дальнейшем.

Оффлайн Виктор Судариков

  • Сообщений: 8005
Re: П.Ю.Малков. Личность и ипостась.
« Ответ #1 : 11.12.2006, 17:15:35 »
  Вместе с тем, следует задаться вопросом: а не можем ли мы, безусловно отказавшись от попыток найти у Святых Отцов терминологические синонимы понятия "личность", постараться все же отыскать у них некоторые смысловые аналогии этого понятия, - причем аналогии, вполне созвучные учению о личности, проявляющемуся и у некоторых современных православных богословов?
      Пока же, прежде чем двигаться дальше, следует хотя бы ненадолго обратиться к собственно персоналистскому богословию ХХ столетия и припомнить: как же здесь воспринимается и истолковывается это - активно экстраполируемое ныне в православное богословие - понятие "личность".
      Необходимо при этом сразу же признать, что в современном "православном персонализме" нет четкого и последовательного согласия и единства. Новизна и неразработанность темы зачастую приводит современных богословов на весьма зыбкую почву известного принципа "кто в лес, кто по дрова". Именно это отчасти и является причиной того, что подобное разномастное "личностное богословие" сегодня не критикует разве что ленивый: слишком уж много догматически некорректных высказываний, смутных и подозрительных с точки зрения православной традиции идей мы обнаруживаем в современной православной персоналистской литературе.
      Пожалуй, все же самым ярким, самым традиционалистским и самым догматически корректным из богословов-персоналистов ХХ столетия является замечательный русский мыслитель Владимир Николаевич Лосский. Именно он одним из первых среди православных богословов ХХ века попытался привить понятие о личности к древу христианского богословия. И именно ему, как мне представляется, удалось это сделать в достаточной мере органично, избегая различных передержек и недопустимых догматических суждений. Разумеется, и Владимир Николаевич также в значительной мере "навязывает" извне те или иные идеи персонализма наследию Святых Отцов, хотя при этом честно оговаривается, что не берется "излагать то, как понимали... личность Отцы Церкви или же какие-либо иные христианские богословы. Даже если бы мы и хотели за это взяться, следовало бы предварительно спросить себя, в какой мере оправдано само наше желание найти у Отцов первых веков учение о человеческой личности. Не было ли бы это желанием приписывать им мысли, вероятно, им чуждые, но которыми мы, тем не менее, их бы наделили, не отдавая себе ясного отчета в том, как зависимы мы в самом методе нашего суждения о человеческой личности от сложной философской традиции, от образа мысли, следовавшей путем, очень отличным от того, который можно было бы считать путем собственно богословского предания?... Я же лично должен признаться в том, что до сих пор не встречал в святоотеческом богословии того, что можно было бы назвать разработанным учением о личности человеческой..."7. Правда, заметим, на этой констатации Владимир Николаевич отнюдь не останавливается, тотчас же добавляя: "тогда как учение о Лицах или Ипостасях Божественных (в святоотеческом богословии. П. М.) изложено чрезвычайно четко"8.
      Здесь следует возразить Владимиру Николаевичу: искать в систематическом тройческом богословии Каппадокийцев учение о личности - дело все-таки достаточно неблагодарное. Хотя следует признать и то, что сама идея христианского Богопознания все же изначально предполагает некоторое именно личное общение христианина с Каждым из лично же активных, любящих, милующих, спасающих нас Лиц Пресвятой Троицы. Мы познаем Бога через благодатные дары, через молитву обращенную не только ко всей Пресвятой Троице, но и к Богу Сыну, и к Богу Святому Духу, постигая Их по Их обращенным на нас общетроичным и, в то же время, личным действиям - пусть и действиям именно общетроичных энергий, но, в то же время, действиям, в которых эти Лица конкретно участвуют - Каждое свойственным Его Ипостаси способом. Можно смело утверждать, что подобное вuдение молитвенного Богообщения именно как некоторого "личного контакта" Бога и человека было далеко не чуждо и древним Святым Отцам. Однако это, конечно же, не означает, что при осмыслении подобного меж-ипостасного общения Бога и человека эти древние Святые Отцы обязательно мыслили его в категориях, близких к современному пониманию такого общения - как взаимодействия двух личностей.
      Это замечание опять подводит нас к необходимости более четко выяснить: что же подразумевают представители современного православного персонализма (ограничимся в данном случае всё тем же богословским наследием В. Н. Лосского) под смысловым наполнением понятия "личность".
 В. Н. Лосский подчеркивает, что в человеке нельзя выделить ни одной из составляющих его природы - будь то дух, душа или тело, которую можно было бы отождествить с человеческим личностным началом, с самим ипостасным субъектом, обладающим свободой и самосознанием. Если бы мы попытались увидеть такое ипостасное начало, основание самосознания, например, в человеческом духе, уме, мы столкнулись бы тогда с возникающими при этом непреодолимыми трудностями в области православной христологии. Действительно, если бы вдруг оказалось, что именно ум (дух) в человеке является в нем разумным субъектным началом, то этот ум не мог бы быть воспринят Христом при Его воплощении - ведь тогда бы Господь воспринял не просто человеческую природу, но целостную человеческую ипостась, новый человеческий субъект. Отметим, что это привело бы нас к явному несторианству. Чтобы избежать, при допущении субъектного начала в человеческом духе, такой двуипостасности, Христос должен был бы отказаться при Воплощении от соединения с человеческим умом и воспринять лишь душу и тело: а это вполне аполлинариевский, и, значит - еретический вывод. Однако в соответствии с православным учением Господь воспринимает именно целостную человеческую природу, отнюдь не присоединяя при этом к Себе новое ипостасное начало. Причем Он воспринимает природу, единосущную природе всего людского рода, но, в то же время, обладающую индивидуальными характеристиками определенного, конкретного человека, а отнюдь не некую над-индивидуальную, общую природу всего человечества. (Здесь, в связи с изложением данной персоналистской концепции В. Н. Лосского, полезно припомнить и схожую мысль преподобного Иоанна Дамаскина о том, что "Бог Слово, воплотившись, не воспринял природы... усматриваемой в роде (ибо Он не воспринял всех ипостасей), но ту, которая есть в неделимом существе, тождественную роду")9.

Оффлайн Виктор Судариков

  • Сообщений: 8005
Re: П.Ю.Малков. Личность и ипостась.
« Ответ #2 : 11.12.2006, 17:16:04 »
      Исходя из подобных рассуждений, В. Н. Лосский приходит к выводу о том, что мы не можем выделить среди всех составляющих человеческой природы - будь то дух, душа или тело - субъектное, личностное начало того или иного определенного, конкретного человека. Тем самым, понятие ипостась не может исчерпываться лишь суммой природных составляющих человеческого естества, пусть даже и обладающих индивидуальными характеристиками, ипостасными акциденциями - ведь и они не могут отвечать в нас за самосознание, за реализацию в нас разумного свободного "я".
      В результате такого анализа значения понятия человеческой ипостаси-личности, В. Н. Лосский приходит к весьма апофатическому по своей форме определению: "личность есть несводимость человека к природе"10. При этом он, с одной стороны, подчеркивает, что ипостась-личность не может быть сведена к сумме природных составляющих человеческого естества - духа, души и тела, а с другой - утверждает, что личность вместе с тем не может обладать никаким самостоятельным бытием по отношению к своей природе и не есть нечто отличное от природы, иное по отношению к ней. Личность - это вообще не природная, и тем более не обособленная, не самобытийная характеристика. Личность - не может мыслиться отдельно от природы, сама по себе. Понятие "личность", конечно же, не может и отвечать на вопрос "что?", но отвечает именно на вопрос "кто?". Личность - это тот, "кто содержа в себе свою природу, природу превосходит, кто этим превосходством дает существование ей как природе человеческой и, тем не менее, не существует сам по себе, вне своей природы, которую он "воипостазирует" и над которой непрестанно восходит"11. Мы видим, что личность здесь рассматривается как некий разумный мыслящий, свободный субъект, определяющий конкретное бытие собственной природы, ею распоряжающийся, содержащий ее в себе и в то же время неоделимый от нее и вообще немыслимый в каких-либо самоприродных, самобытийных категориях12.
      Итак, пользуясь приведенным выше определением личности, данным самим Владимиром Николаевичем, обращусь к центральному вопросу моего доклада: присутствуют ли в наследии Святых Отцов смысловые аналогии современного богословского понятия "личность"?
      Этот обобщающий вопрос может быть разделен на несколько частных вопросов, связанных все с тем же определением, высказанным В. Н. Лосским. Например: можем ли мы утверждать, что в святоотеческом наследии присутствует идея о том, что ипостась содержит в себе природу, а не просто ею исчерпывается? Ведь некоторые Отцы прямо утверждают идею о том, что ипостась есть лишь "однонаправленный" синоним природы - как ее частная индивидуализация, конкретизация, хотя и с присущими ей ипостасными идиомами. Или другой вопрос: можем ли мы найти у древних Святых Отцов идею о том, что природа именно принадлежит своей ипостаси и что ипостась свободно определяет характер и способ бытия собственной природы, а не просто является частным примером бытия общевидовой сущности?
      Прежде, чем попытаться дать ответы на эти вопросы, следует сделать одно весьма существенное замечание. Как представляется, следует прямо признать, что святоотеческое богословие, связанное с триадологическими спорами IV столетия не может дать положительных аргументов для обоснования богословской корректности понятия "личность". Мысль Великих Каппадокийцев все же слишком родственна категориям "безличностной" античной аристотелевской метафизики и потому вряд ли способна послужить нам для позитивного и результативного поиска (например, в богословских трактатах Василия и обоих Григориев) смысловых аналогий понятия "личность". Отметим, что в собственной своей трактовке православного учения о Пресвятой Троице В. Н. Лосский заметным образом отходит от богословия Отцов Каппадокийцев, для которых понятие ипостась отвечает не столько на вопрос "кто?", сколько на вопрос "как?" - как, каким образом и способом реализует себя общая природа в конкретной ипостаси, в данном индивидууме, и какими характеристиками она в нем обладает? Пожалуй, можно назвать лишь одно место из наследия святителя Григория Богослова, при анализе которого можно сделать допущение, что он рассматривает три Ипостаси Божества, как содержащие в Себе Божественную природу. В знаменитой 31 беседе о Святом Духе святитель Григорий именует три Ипостаси Божества "t¦ (tm)n o?j ? qeOthj" - "То, в Чем божественность", "Те, в Которых божественность"13. Однако, по известному святоотеческому афоризму, "одна ласточка еще не делает весны", и потому ссылка на данный отрывок из творений святителя Григория вряд ли может считаться достаточной для обоснования мысли о том, что, по учению Великих Каппадокийцев, сущность понимается именно как содержание, наполнение бытия конкретных ипостасей.
      Вместе с тем, следует отметить, что с началом христологических споров, поставивших вопрос о том, каким образом при Воплощении Сына Божия соединились две Его природы - Божественная и человеческая, и, одновременно, вопрос о том, как - при таком соединении Божества с совершенной человеческой природой - к Ипостаси Логоса не присоединилась новая человеческая ипостась, Святые Отцы иногда высказывали мысли, весьма схожие с приведенными выше рассуждениями В. Н. Лосского о "личности". Как представляется, в святоотеческом наследии именно этой эпохи мы и можем обнаружить некоторые смысловые аналогии, в той или иной мере приложимые к понятию "личность".
      И обращаясь к периоду христологических споров, припомним первый из поставленных чуть выше вопросов: можем ли мы утверждать, что в святоотеческом наследии присутствует идея о том, что ипостась содержит в себе природу, а не просто ею исчерпывается?
      Казалось бы, положительный ответ на этот вопрос может содержаться в русле известного и весьма популярного ныне в современном богословии понятия о "воипостазировании" Христом человеческой природы в Собственную Ипостась при Воплощении. Обычно этот термин - "воипостазирование" - соотносится с наследием церковного писателя VI столетия Леонтия Византийского. Именно на труды этого автора прямо ссылается В. Н. Лосский, рассуждая о понятии "личность" в приложении к теме Боговоплощения: "Сын Божий Своею Личностью может войти в... мир; потому что Личность, Чья природа Божественна, "воипостазирует" природу человеческую, как скажет в VI веке Леонтий Византийский"14. Подобное же понимание значения богословских идей Леонтия Византийского демонстрирует и протоиерей Георгий Флоровский, характеризуя леонтиевское учение о воипостасности следующим образом: "Воипостасность есть реальность в иной ипостаси"15. Тем самым, при подобной трактовке богословия Леонтия Византийского, природы во Христе понимаются как внутреннее содержание жизни Его Ипостаси, существуя именно в Ипостаси Господа.
      К сожалению, подобный аргумент в пользу присутствия у Леонтия Византийского понятия "ипостаси" - как якобы смыслового аналога понятия "личности", личности содержащей в себе, включающей в себя сущность и потому превосходящей ограниченность безличного понятия "природа" - наталкивается на непреодолимую трудность. Дело в том, что, как это уже давно известно патрологической науке, подобная интерпретация богословского понятия "воипостасное" "(tm)nupOstaton", имеющегося у Леонтия Византийского, является ошибочной и не корректной. Так, по утверждению Алоиза Грильмайера, термин "воипостасное" в богословии Леонтия Византийского всего лишь означает "иметь действительное бытие"16, то есть обладать реальным существованием. Именно таково изначальное классическое значение этого термина и у более ранних древнецерковных писателей - священномученика Иринея Лионского, Оригена, святителя Василия Великого, святителя Иоанна Златоуста17.
      В то же время следует заметить, что понятие "воипостасное" - в  значении "существующее в чем-либо" - в древней традиции мы все же обнаруживаем. Прежде всего, следует указать на одноименного Леонтию Византийскому его современника - Леонтия Иерусалимского. Он также зачастую использует понятие "воипостасное" именно в значении "реально существующего", однако, наряду с этим, употребляет его и в смысле природы, содержащейся внутри ипостаси и являющейся содержанием этой ипостаси. Подобные высказывания Леонтия Иерусалимского относятся в первую очередь именно к восприятию человеческой природы в Ипостась Христа при Воплощении. Как пишет Леонтий Иерусалимский, "в Его (Христовой) собственной единой Ипостаси сосуществуют человеческая и Божественная природа Слова"18. Слово "воипостазировало человеческую природу в Свою Собственную Ипостась"19. "Человечество Спасителя не имеет собственного ипостасного (самоипостасного - П. М.) существования, но с самого начала существовало в Ипостаси Слова"20. Мы видим, что по мысли Леонтия Иерусалимского, человеческая природа Христа не просто получила свое реальное, конкретное существование при Боговоплощении, но обрела реальное существование именно в Ипостаси Сына Божия.
 

Оффлайн Виктор Судариков

  • Сообщений: 8005
Re: П.Ю.Малков. Личность и ипостась.
« Ответ #3 : 11.12.2006, 17:16:31 »
     Схожее понимание значения понятия "воипостасное" - как природы, существующей в Ипостаси Христа (впрочем, наряду со все тем же классическим пониманием "воипостасного" как обладающего реальным бытием) - мы обнаруживаем и в творениях преподобного Иоанна Дамаскина. Преподобный Иоанн пишет: "Плоть Господа, не существующая сама по себе ни в один момент времени, является не ипостасью, но скорее воипостасным, ибо она субстанцировалась в Ипостаси Бога Слова"21.
      Мы видим, что в результате анализа некоторых отдельных святоотеческих высказываний представляется возможным дать положительный ответ на первый из двух поставленных вопросов: у некоторых Святых Отцов, в связи с их христологическими изысканиями, с идеей о том, что принципом единения двух природ во Христе является именно Его Божественная Ипостась, действительно может быть обнаружена идея о том, что ипостась содержит в себе природу, а не просто ею исчерпывается или является ее единичной конкретизацией.
      Обратимся теперь ко второму, поставленному в связи с персоналистским учением о человеческой личности, вопросу: можем ли мы найти у древних Святых Отцов идею о том, что природа не только содержится в своей ипостаси, а именно принадлежит ей, и что ипостась свободно определяет характер и способ бытия собственной природы, а не просто является лишь частным примером бытия общевидовой сущности?
      И здесь, например, можно припомнить речение все того же преподобного Иоанна Дамаскина, рассуждающего - в диалоге "О свойствах двух природ во едином Христе" - на тему об образе восприятия человеческой природы в Ипостась Сына Божия: Господь, "оставшись Тем же, Чем и был, Богом совершенным, и ставший тем, чем не был, совершенным человеком, воспринял природу, не ипостась, природу не внеипостасную, но в Нем обретшую Ипостась и Его имеющую Ипостасью - ибо она стала не чьей-то там плотью, но Бога Слова. Ибо о всякой плоти и всякой душе говорится, что она чья-то, и она принадлежит кому-то и его имеет ипостасью, ведь плоть и душа Петровы имеют ипостасью Петра, и не имеет одну ипостась душа Петрова, а другую - плоть его... Но поскольку они принадлежат одному, они имеют одну ипостась"22. Можно здесь припомнить и антропологическое учение преподобного Максима Исповедника о человеческой гномической воле, которая, являясь пусть и падшей, эгоистической волей человека, в то же время осуществляется именно как свободная ипостасная воля, а отнюдь не как воля природная. Более того: эта ипостасная свободная воля может действовать даже вопреки собственной природе, ее устроению и способностям, равно как и вопреки Божественному замыслу о человеке. По выражению преподобного Максима Исповедника, такая гномическая воля "уклоняется в разные стороны и не есть определение природы, но в полной мере - лица и ипостаси"23.
      Таким образом, мы видим, что некоторые Святые Отцы положительно свидетельствуют о том, что природа может принадлежать ипостаси, которая этой природой отнюдь не исчерпывается, которая этой природой распоряжается и в отношении которой свободно волит. И, даже ограничившись здесь лишь двумя приведенными выше краткими примерами, позволю себе все же дать положительный ответ и на второй поставленный вопрос: у древних Святых Отцов, действительно, присутствуют свидетельства о том, что природа именно принадлежит своей ипостаси24 и что ипостась свободно определяет характер и способ бытия этой природы.
      Конечно же, следует признать, что Святые Отцы Древней Церкви никогда последовательно и систематически не занимались разработкой данной проблематики, и потому в их наследии мы можем найти лишь единичные подтверждения известным современным персоналистским интуициям. И, тем не менее, как мы видим, некоторые такие подтверждения существования в трудах Отцов смысловых аналогий понятия "личность" все же могут быть обнаружены.
      В заключение хотелось бы задаться несколькими взаимосвязанными вопросами, а именно: насколько же корректно вносить в уже сложившуюся православную богословскую традицию новые понятия, термины - вроде персоналистской "личности"? Имеем ли мы право делать это сегодня? И может ли это принести какую-либо пользу христианской богословской мысли?
      В свое время древние Святые Отцы не побоялись воспользоваться аристотелевскими, языческими по своему происхождению, философскими категориями ради того, чтобы максимально полно и точно выразить те богословские интуиции в области православной триадологии, которые требовали тогда, в ту эпоху, своего дополнительного понятийного уточнения и словесного формулирования, выражения. Пользуясь отнюдь не языком Священного Писания, а оперируя понятиями античной дохристианской мысли, они одержали убедительную богословскую победу над одной из опаснейших в церковной истории ересей - арианством. При этом древние Святые Отцы всегда имели в виду одну простую истину, очень ярко, точно и афористично выраженную еще во II веке святым Иустином Мучеником: "все, что сказано кем-нибудь хорошего, принадлежит нам, христианам"25. Действительно, все лучшее в истории человечества, все подлинное, доброе, истинное имеет своим источником и причиной Промыслителя-Бога и освящается той Евангельской Истиной "с большой буквы", имя Которой - Путь, Истина и Жизнь - Христос. Именно в этом смысле все истинное - уже "по определению" Христово и потому "принадлежит нам, христианам". Верно это и в отношении обладания христианами полного права на использование лучшего в античной философской - пусть даже и языческой - традиции. Верно это также и в отношении различных значимых идей философии Нового и Новейшего Времени, в том числе - идей персонализма. Если эти идеи окажутся восприняты, творчески переосмыслены христианским богословием, если они очистятся и освятятся отбрасываемыми на них отблесками Священного Церковного Предания и будут способствовать современной проповеди все той же Христовой Истины и Истинного Христа - значит, такие заимствования совершаются не напрасно. Тем более это допустимо в том случае если некоторые смысловые аналогии понятия "личность" обнаруживаются даже и в наследии древних Святых Отцов. И пусть новоевропейское понятие личности изначально явилось плодом, мягко говоря, не слишком "православного" богословствования Канта или Бубера (хотя, надо заметить, что их философия в своей религиозной основе все же монотеистична, а не политеистична, как, например, мировоззрение того же Аристотеля)... Но если персоналистское понятие личности "срабатывает" в православном богословии, если оно помогает на понятном для современного человека языке выразить важнейшие богооткровенные православные интуиции, значит, светские философы создали и сформулировали это понятие, быть может сами о том не догадываясь, - ради пользы Церкви Христовой.

Оффлайн Виктор Судариков

  • Сообщений: 8005
Re: П.Ю.Малков. Личность и ипостась.
« Ответ #4 : 11.12.2006, 17:16:39 »
1 Святитель Василий Великий. Послание 228 (236) к Амфилохию // Св. Василий Великий. Творения. Т. 3. СПб., 1911. С. 289.
2 Блаженный Феодорит Кирский. Эранист. PG 83, col. 33.
3 Леонтий Византийский. Против Несториан и Евтихиан. PG 86, col. 1280A.
4 Цит. по: Иерей Олег Давыденков. Традиционная христология "нехалкидонитов" с точки зрения свв. Отцов и Вселенских соборов Православной Церкви. М., 1997. С. 21.
5 Преподобный Иоанн Дамаскин. Философские главы, 43 // Творения преподобного Иоанна Дамаскина. Источник знания. М., 2002. С. 91.
6 Преподобный Иоанн Дамаскин. Философские главы, 44 // Творения преподобного Иоанна Дамаскина. Источник знания. С. 91.
7 В. Н. Лосский. Богословское понятие человеческой личности // В. Н. Лосский. По образу и подобию. М., 1995. С. 106.
8 Там же.
9 Преподобный Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры, 3, 11 // Творения преподобного Иоанна Дамаскина. Источник знания. С. 250.
10 В. Н. Лосский. Богословское понятие человеческой личности // В. Н. Лосский. По образу и подобию. М., 1995. С. 114.
11 Там же.
12 При этом заметим, что характеристика понимания В. Н. Лосским учения о личности будет неполной без одного существенного упоминания. В. Н. Лосский принципиальнейшим образом противопоставляет понятие "ипостась" (тождественное для него - в отношении разумных свободных существ - понятию "личность") и понятие индивидуум (как обособленную единичную вещь, предмет, противостоящий единоприродным ему вещам и существующий целиком независимо от них). При этом всякий человек, не вполне реализующий собственное человеческое достоинство и призвание, может оказаться способен являть себя не столько как личность, сколько как именно такой "индивидуум, существующий, противопоставляя себя всему, что не есть "я". Однако подобный индивидуум в человеке "должен исчезнуть", уступив место подлинно личностному бытию (В. Н. Лосский. Искупление и обожение // В. Н. Лосский. По образу и подобию. С. 104.). Это личностное бытие может осуществиться, раскрыться лишь в двойном Домостроительстве нашего Спасения: благодаря Боговоплощению, приобщаясь к его плодам, мы, став по нашему человечеству единосущны принявшему человеческое естество Христу, делаемся едины по обновленной природе не только с Ним, но и друг с другом; в то же время мы сохраняем и личностное многообразие - через миропомазание, утверждаясь "в своем личном достоинстве Святым Духом" (Там же). Тем самым, по В. Н. Лосскому, понятие "личность" подразумевает не только личностое самотождество каждого отдельного разумного, свободного и мыслящего существа, но и обязательное наличие живой связи "я-ты" с другими личностями, осуществляемое во Христе и в Церкви - как местопребывании освящающей силы Святого Духа.
13 См.: В. М. Лурье. История Византийской философии. Формативный период. СПб., 2006. С. 83.
14 В. Н. Лосский. Догматическое богословие // В. Н. Лосский. Мистическое богословие. Киев, 1991. С. 320.
15 Свящ. Г. В. Флоровский. Византийские Отцы V-VIII в. Париж, 1933. С. 123.
16 А. Грильмайер. Христос в христианском предании. Реферат главы Христология Леонтия Византийского // Леонтий Византийский. Сборник исследований. М., 2006. С. 476.
17 См. статью диакона Сергия Говоруна К истории термина "(tm)nupOstaton "воипостасное" в сб. Леонтий Византийский. Сборник исследований. М., 2006. Сс. 655-656.
18 Леонтий Иерусалимский. Против несториан. PG 86, col. 1768.
19 Леонтий Иерусалимский. Против несториан. PG 86, col. 1748D.
20 Леонтий Иерусалимский. Против несториан. PG 86, col. 1568.
21 Цит. по: диакон Сергий Говорун. К истории термина "(tm)nupOstaton "воипостасное" // Леонтий Византийский. Сборник исследований. М., 2006. Сс. 655-656.
22 Преподобный Иоанн Дамаскин. О свойствах двух природ во едином Христе Господе нашем, а попутно и о двух волях и действиях и одной ипостаси // Творения преподобного Иоанна Дамаскина. М., 1997. С. 91.
23 Преподобный Максим Исповедник. О двух волях. PG 91, col. 192BC.
24 Много позднее в творениях святителя Григория Паламы эта интуиция, пусть и не вполне развернуто, четко, но все же окажется выражена и в отношении бытия Бога в Самом Себе - вне связи с Воплощением Христовым. Святитель Григорий пишет: "беседуя с Моисеем, Бог сказал не "Я есмь сущность", а "Я есмь сущий", не от сущности ведь Сущий, а от Сущего сущность: Сущий объял в Себе все бытие". Святитель Григорий Палама. Триады в защиту священно-безмолвствующих. III, 2, 12. М., 1995. С. 316.
25 Святой Иустин Философ. Вторая апология // Ранние Отцы Церкви. Антология. Брюссель, 1988. С. 359.

Оффлайн Евгений(Euhenio)

  • Сообщений: 713
    • Православный
Re: П.Ю.Малков. Личность и ипостась.
« Ответ #5 : 11.12.2006, 17:41:28 »
Немного оффтоп. Кажется, давняя статья (по-моему, я ее давно у Малкова читал), но ссылки новые (на только что вышедшую "Лурье. Виз. философия")?

Оффлайн Морган

  • Сообщений: 860
Re: П.Ю.Малков. Личность и ипостась.
« Ответ #6 : 15.12.2006, 12:51:49 »
Личность — это порядок устроения человеческой природы, т.е. тот самый «образ Бога».
Природа человека и Бога различна, организация природ — сходна.
«Сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему…»
К чему это может относиться?
Только к личности. Образ — и есть прежде всего некая организация, форма.
Только личность может быть свободной, может любить, может творить. И только в этом мы и подобны Богу.
Личность — отражение высшего Порядка в тварном бытии.
Дух, душа, тело — разные проявления этого единого бытия.

Вот такая вот мысля.

Афанасий

  • Гость
Re: П.Ю.Малков. Личность и ипостась.
« Ответ #7 : 21.12.2006, 01:32:17 »
Личность — это порядок устроения человеческой природы, т.е. тот самый «образ Бога».
Природа человека и Бога различна, организация природ — сходна.
«Сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему…»

Животное. Человек. Христианин.

Оффлайн Игорь Иванович

  • Сообщений: 4201
    • Православный
Re: П.Ю.Малков. Личность и ипостась.
« Ответ #8 : 22.12.2006, 01:20:26 »
Животное. Человек. Христианин.
   Афанасий, хотелось бы подробностей. Можно привести другой ряд: счеты, калькулятор, компьютер.   Разница между этими обьектами тоже велика, как в вашем ряду между обобщающими понятиями живых существ. В счетах нет ПО, в калькуляторе - зачаток его, а в компе уже развитая система ПО. Развитие явно поступательное. Какова роль человека?
   Но можно ли с такой же определённостью говорить о поступательности развития от животного к человеку и, далее, к христианину? Что собственно меняется при этом? Какова роль Бога?
   Есть ли вообще какое-то подобие между этими рядами?

Леонтий

  • Гость
Re: П.Ю.Малков. Личность и ипостась.
« Ответ #9 : 29.12.2006, 11:49:05 »
П. Ю. Малков
      
      Конечно же, следует прямо признать, что в случае терминологических понятийных определений древние Святые Отцы редко выходят за пределы обозначенного выше, имеющего аристотелевские корни, учения об "ипостаси" и "сущности" как о частном и общем. Также необходимо констатировать и то, что в Каппадокийском богословии Пресвятой Троицы практически невозможно найти "персоналистски" звучащие определения ипостасных Божественных Лиц и самого образа внутритроичной жизни как некоего Их межличностного общения. Некоторым - достаточно условным - исключением здесь может служить лишь одна фраза из наследия святителя Григория Богослова, к которой я еще обращусь в дальнейшем.

Судя по всему автор статьи просто не понимает, что ипостась более абстрактное понятие чем личность, поскольку указывает на нечто, как  единицу вообще, тогда как понятие личности может быть отнесено только к словесной твари, как к единице, и, разумеется, к св. Троице, Которая есть три Личности, о чем известно было не только великим капподокийцам, но и самым обыкновенным христианам.

Оффлайн Андрюшка

  • Сообщений: 658
Re: П.Ю.Малков. Личность и ипостась.
« Ответ #10 : 06.05.2007, 23:08:45 »
Личность — это порядок устроения человеческой природы, т.е. тот самый «образ Бога».
Природа человека и Бога различна, организация природ — сходна.
«Сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему…»
К чему это может относиться?
Только к личности. Образ — и есть прежде всего некая организация, форма.
Только личность может быть свободной, может любить, может творить. И только в этом мы и подобны Богу.
Личность — отражение высшего Порядка в тварном бытии.
Дух, душа, тело — разные проявления этого единого бытия.

Вот такая вот мысля.

Цитировать
Понятие "личность", конечно же, не может и отвечать на вопрос "что?", но отвечает именно на вопрос "кто?"

Честно, я в некотором недоумении...
Важнейший термин, а вот как-то почти не раскрыт.
В теме два ответа.
Я понимаю где-нибудь еще, но на таком форуме...
Многа буков прочитал, но так ничего и не усвоил.

Что такое личность?
Желательно вкратце.

Оффлайн kanibolotsky

  • Сообщений: 629
Re: П.Ю.Малков. Личность и ипостась.
« Ответ #11 : 08.05.2007, 15:06:26 »
П. Ю. Малков   
К вопросу о присутствии в святоотеческом наследии смысловых аналогий понятия "личность".
Спасибо за интересную статью! Если не считать некоторых натяжек в конце (попытка персоналистически проинтерпретировать воипостазирование), статья правильная. И я очень рад, что в 21 в. православная интеллигенция наконец смогла посмотреть на свою традицию честно, без розовых очков. Православие (в отличие от несторианства или, например, лютеранства) действительно можно назвать христианским анти-персонализмом. И этот анти-персонализм действительно связан с тем, что православие щедро заимствовало из греческой языческой философии (не только из аристотелизма, а даже в большей мере из платонизма и неоплатонизма). Поэтому, собственно, людям с персоналистическими убеждениями (например, как Ваш покорный слуга) в православии делать нечего.

Оффлайн Виктор Судариков

  • Сообщений: 8005
Re: П.Ю.Малков. Личность и ипостась.
« Ответ #12 : 08.05.2007, 15:18:39 »
Православие (в отличие от несторианства или, например, лютеранства) действительно можно назвать христианским анти-персонализмом. И этот анти-персонализм действительно связан с тем, что православие щедро заимствовало из греческой языческой философии (не только из аристотелизма, а даже в большей мере из платонизма и неоплатонизма). Поэтому, собственно, людям с персоналистическими убеждениями (например, как Ваш покорный слуга) в православии делать нечего.

Каждый человек конечно сам выбирает во что верит. На то Бог ему дал свободную волю.
А вот по поводу анти-персонализма Вы по-моему заблуждаетесь:
"Можно смело утверждать, что подобное вИдение молитвенного Богообщения именно как некоторого "личного контакта" Бога и человека было далеко не чуждо и древним Святым Отцам."

Оффлайн kanibolotsky

  • Сообщений: 629
Re: П.Ю.Малков. Личность и ипостась.
« Ответ #13 : 08.05.2007, 15:51:37 »
Каждый человек конечно сам выбирает во что верит. На то Бог ему дал свободную волю.
Совершенно с Вами согласен.
А вот по поводу анти-персонализма Вы по-моему заблуждаетесь:
"Можно смело утверждать, что подобное вИдение молитвенного Богообщения именно как некоторого "личного контакта" Бога и человека было далеко не чуждо и древним Святым Отцам."
Вообще, православное вИдение молитвенного Богообщения больше всего напоминает неоплатонический экстаз единства с Благом (с большой буквы), и ничего персоналистического в этом нет. Особенно что касается Максима Исповедника и его прямых заимствований из Прокла. Кстати, именно об этом в субботу я прослушал замечательную лекцию кандидата философских наук Ю. Черноморца.

Оффлайн Виктор Судариков

  • Сообщений: 8005
Re: П.Ю.Малков. Личность и ипостась.
« Ответ #14 : 08.05.2007, 16:03:56 »
Вообще, православное вИдение молитвенного Богообщения больше всего напоминает неоплатонический экстаз единства с Благом (с большой буквы), и ничего персоналистического в этом нет.

Думаю, Вы понимаете это явно односторонне.
Молитва - это диалог и действие персоналистическое.
Советую об этом почитать из современных подвижников о.Софрония (Сахарова).


Оффлайн kanibolotsky

  • Сообщений: 629
Re: П.Ю.Малков. Личность и ипостась.
« Ответ #15 : 08.05.2007, 16:29:17 »
Думаю, Вы понимаете это явно односторонне.
Молитва - это диалог и действие персоналистическое.
Советую об этом почитать из современных подвижников о.Софрония (Сахарова).
Персоналистические моменты в православии, конечно, есть. Ибо Евангелие в православии пока еще никто не отменял. Но доминируют вещи эллинистические и анти-персоналистические.

Оффлайн Виктор Судариков

  • Сообщений: 8005
Re: П.Ю.Малков. Личность и ипостась.
« Ответ #16 : 08.05.2007, 16:53:36 »
Персоналистические моменты в православии, конечно, есть. Ибо Евангелие в православии пока еще никто не отменял. Но доминируют вещи эллинистические и анти-персоналистические.

Такое мнение считаю совершенно ничем не необоснованным.
Все же почитайте то, о чем я написал...

 

Пожертвования на работу форума "Православное кафе 'Миссионер'"
можно отправлять по приведенным ниже реквизитам"

R412396415730
E210633234893
Z101437155470

41001985760841



Рейтинг@Mail.ru